библиотека для детей Ларец сказок

Приключения колдуньи Вари, или Пенёк с ушами

ГЛАВА 1

— Ненавижу! Изведу! Прокляну! — шипела разъяренная Клифа.
Высокая худющая ведьма спешила по лесной тропинке, подальше от школы колдовства. Измазанная сажей мантия развивалась за спиной, с длинных чёрных волос стекала вода, глаза горели ненавистью, поля прожженной шляпы подпрыгивали при каждом шаге, а здоровенная бородавка на носу вздрагивала: — Вот ведь мерзавка!!!
— Да может не Варя? Сама ж сказала — споткнулась, — лепетала низенькая толстушка Нина, еле поспевая за подругой.
— Я видела её мерзкие рыжие хвостики и слышала её противненький смех!
— Ты сражаешься с ребёнком.
— О, нет! Она не ребёнок, — Клифа резко остановилась.
Нина налетела на неё и подруги рухнули наземь.
— Она муха в моем варенье! Она заноза в пальце, она соринка у меня в глазу! Да-да! Размером с бревно!
Ведьма спихнула с себя подружку и стащила с головы сползшую на бок шляпу:
— Теперь придется выкинуть! Моя люби-и-имая!
В её черной шевелюре виднелись проплешины.
— А волосы — сбрить! — не удержалась Нина.
— А-а-а! Рыжее чудовище!! Опозорила меня на всю школу!!!
— Да брось ты! Сама же умудрилась, с целым тазом Воспламеняемого Раздора на большую перемену притащиться! Сама свалилась! Хорошо хоть потушить успели, чуть школу не подпалила. Где ты только взяла целый таз Раздора? — рассуждала Нина.
— Сама сварила! — рявкнула злюка.
— Это ведь строжайше запрещено! С ума сошла! Тебя лишат волшебной палочки! На месяц, на год! — Глаза у толстушки сделались большие-пребольшие.
— Меня уже лишили волшебной палочки на две недели из-за этой подлой шмыкадявки! — Клифа зашипела и нависла над съежившейся в комок подругой: — Если ты проболтаешься, я превращу тебя в толстую курицу и сама отнесу на кухню!
— Я тебя не выдам, — пролепетала та, — мы же подруги. Только тебя ведь лишили палочки, потому что ты пыталась стащить из лаборатории Желчь Королевских Пингвинов.
— Но эта рыжая наколдовала дырку у меня в кармане, и пузырёк вывалился, прямо к ногам директрисы! — взревела Клифа.
— Не только у тебя, у всех карманы прорвало! Какая тогда неразбериха началась!.. — хихикнула толстушка.
— И у неё даже палочку не отобрали!
— Потому что у неё палочки вообще нет! Она просто так колдует. Мыслями что ли? — Нина пожала плечами, и восхищенно добавила: — Талантище!
— Ага! Как же! Знаю я, откуда у неё этот талантище! На шабаше в Волшебный Котёл плюхнулась! Откуда только взялась! Как с неба упала! Почему не погибла не пойму?! — Клифа не на шутку разбушевалась, грозилась кулаком, топала ногами, истошно орала: — Если бы я, нет — лучше ты, хоть один палец в Котёл окунула, то навсегда бы исчезла. А эта мелюзга, — свёрток в ленточках и два глаза, — целиком плюхнулась и — живёхонька!
Нина опасливо огляделась по сторонам. За такие разговоры по головке не погладят. И у деревьев бывают уши, но любопытство одержало верх:
— Откуда знаешь?
— Сама видела! — Злость так и клокотала в ведьме, так и горела, аж волосы высохли. — В самый последний миг, когда Котёл уже должен был закипеть, с большого водопада в него упал ребёнок, девчонка. А когда вытащили, главная ведьма её на воспитание взяла. Все присутствующие ведьмы, добровольно, клятву забвения принесли!
— А ты как же помнишь?
— Я улизнула.
— Ну, ты даешь! — Ошеломленная Нина замерла. Потом зашептала: — Только тише. Пожалуйста, Клифа, тише. Кто-нибудь услышит! А главная ведьма вообще всегда внезапно появляется. Небезопасно говорить такое про её внуку и наследницу!
— Позорище она, а не наследница! Внучка главной ведьмы, а колдовских законов не соблюдает! Магию ни во что не ставит! Нахалка! — Ведьма скорчила презрительную мину.
— Всё равно в это лучше не лезть, — боязливо бубнила Нина. — У неё есть бабушка, учителя в конце концов — они разберутся!
— Разберутся! Ага! — загоготала Клифа. — С сопливой девчонкой справиться не могут! Она у них на голове пляшет, а все восхищаются: «Какая талантливая!» В лицо плюёт, а они утираются и визжат от удовольствия!
— Ты преувеличиваешь… — заметила Нина, неуверенно переминаясь с ноги на ногу.
— Я преувеличиваю? — заорала ведьма, так, что уши заложило. — Ты вообще, на чьей стороне?!
— На твоей! На твоей! — заверила подруга. — Только, если ты хочешь стать главной ведьмой, то надо больше усилий прикладывать. Ну, придумать что-то очень важное для всех ведьм и к испытанию, как следует подготовиться. И, может, не обвинять в своих неудачах маленькую девочку? Ведь тебя в этом году шесть раз палочки лишали! Ты даже заявку на испытание не подала, а без него никак ведь не стать главной ведьмой!
— Без испытаний обойдусь! И без тебя тоже!
— Ну и пожалуйста, — толстушка обиженно поджала губы и зашагала в другую сторону.
Когда Нина скрылась из виду, Клифа свернула с тропинки в чащу леса.
С недавних пор у неё появились тайны даже от единственной подруги. Впрочем, не удивительно: узнай кто о её новом секрете, и лишением волшебной палочки тут не отделаешься.
Ведьма остановилась возле пенька поросшего мхом, ещё раз убедилась, что никого нет, и пнула его. Пенёк отъехал в сторону. Показались лестница ведущая вниз. Два десятка ступенек — и ведьма уперлась носом в дверь, нашарила ручку. Сердце, как и каждый раз в этом месте, зашлось от страха и восторга.


ГЛАВА 2

Ясный день в Тёмных горах — большая редкость. Но раз уж лучам удалось пробиться сквозь завесу фиолетовых туч, то солнце пользовалось возможностью, и с любопытством разглядывало небольшой каменный дом под раскидистым деревом и прилегающую к нему зелёную лужайку. На крыльцо вышла маленькая рыжеволосая девочка и сладко потянулась. Следом за ней шагнули тапочки и настырно ткнулись носом в розовые пятки. Девочка зевнула и, завернувшись в подлетевшее к ней одеяло, уселась на порог.
— И чего тебе не спится? До ужина-то ещё далеко! — произнес насмешливый голос сверху.
— Уснёшь тут! — хмыкнула девочка: — Солнце прямо в глаза светит, зайчики солнечные скачут будто ужаленные, пауки топают словно мамонты, птицы распелись, как на концерте!
— Ага! Сейчас ещё бабушка вернётся, и тебе совсем не до сна будет! — язвил голос, спускаясь ниже.
— Это ещё почему? — опасливо поинтересовалась девочка, плотнее кутаясь в одеяло.
Боялась она точно не простуды. Во-первых, на улице было тепло и солнечно, а во-вторых, колдуньи не болеют простудой, вообще не болеют, ну если, только чем-нибудь магическим.
А рыжеволосая девочка была колдуньей. Говорят, в будущем — Очень Могущественной Варвариной III, а пока, — маленькой лентяйкой и засоней Варей. У которой, при мысли о встрече со строгой бабушкой, по телу побежали противные мурашки.
— Как, зачем? В школу тебя отвести. Забыла? — Голос, а точнее кот, которому он принадлежал, спустился вниз.
Кота звали Феликсом. Он был большой, чёрный и, видимо, очень тяжелый: ветки под ним жалобно скрипели.
— Я вчера там была! И ещё — на прошлой неделе! — Варя сморщила носик.
Кот улегся рядом с девочкой, положив голову ей на колени (больше там всё равно ничего не помещалось). Довольно заурчал, когда Варя почесала его за ушком.
— Вообще-то, туда каждый день ходят!
Рядом кружилась зубная щетка и пара синих ленточек. Девочка отмахивалась от них, как от назойливых мух.
— Ну, учителка вчера так орала… Я решила, что на этом моё обучение закончено!
— Если бы стул под тобой вдруг заскакал, как взбесившийся козёл, и потом носился по всей школе, даже ты, пожалуй, не смолчала бы, — хихикнул кот.
— Я же приклеила её, чтоб она не упала и не ушиблась! — пожала плечиками Варя.
— Заботливая ты наша! — театрально восхитился Феликс.
Варя высунула руку из-под одеяла, и в неё с ветки тут же упало яблоко.
— Кстати, на березах яблоки не растут! — заметил кот.
— Не-а, не раштут, — согласилась девочка с набитым ртом, — ошобенно такие вкушные. Сметану будешь?
— Давай!
Рядом с Феликсом шлепнулась банка со сметаной. Кот возмущенно посмотрел на узкое горлышко, потом на Варю.
— Извини! — Банка превратилась в миску.
Некоторое время слышалось только чавканье и урчание. Потом Феликс поинтересовался:
— А вот скажи, кто Курительный Цветок в каждый школьный горшок подсадил? И ещё двенадцать штук — в саду! Учителя и ученицы чуть не задохнулись! Неделю школу проветривали!
— Да когда это было! — отмахнулась маленькая колдунья. — И не двенадцать, а четырнадцать: просто они ещё не все нашли. И за это меня бабуля уже отругала!
— Ага! И стала ты вся такая послушная и сговорчивая, — фыркнул кот.
— Если я буду сговорчивая и послушная, они заучат меня до смерти! — Варя дожевала яблоко и выкинула огрызок в кусты. — Ну не нравится мне школа! За партой мне неудобно, у котла жарко, а при одном взгляде на задранный нос учительницы так и тянет напакостить. Чему они меня учить собрались? Всё что я хочу, я и так наколдовать могу, а чего не могу, так того и не хочу.
— Логично, — согласился кот, облизываясь. — Только бабуля Рина твое образование на произвол судьбы не оставит! Я её знаю, она колдунья упрямая. Она тебя, если надо, саму к парте приклеит!
— Нет уж, дудки! — Варя топнула, отчего деревянные ступени крякнули, а тапочка, наконец, заняла положенное место. Зубная щетка промахнулась и измазала курносый нос мятной пеной. Это совсем разозлило девочку: один недовольный взгляд зелёных глаз и щетка исчезла. Только ленточки улучили момент и завязали два кривых хвостика из нечесаных огненных волос.
Маленькая колдунья с головой залезла под одеяло и вылезла с другой стороны. На четвереньках вползла в дом. Тапки и кот потопали за ней.
— И это правильно! Зачем учиться? Будешь носиться по Тёмным горам, распугивая летучих мышей, одичаешь… Тоже весело!
— Вообще-то я путешествовать хочу! — задумчиво призналась Варя. — Есть же на свете ещё что-то кроме этих скучных гор! И друзей хочу — много!
— С ума сошла! Взрослые ведьмы покидают горы по специальному разрешению! — Глаза Феликса сделались как два блюдца. — Даже за мысли об этом грозит серьезное наказание, а за нарушение запрета и вовсе — Смертная Казнь!
— Вот-вот! Это нельзя! Туда не ходи! Здесь тоже запрещено!
— А чего тебе с ведьмами не дружить? — Кот чуть успокоился, внимательно наблюдая за Варей.
Из-под кровати вынырнули сандалии, а со стула прилетело платье. Всё это само натягивалось и надевалось на девочку: не очень ровно, но и так сойдет.
— Они ж на всю голову заколдованные! И мне кажется, что я им не нравлюсь!
— Странно, правда? — промурлыкал кот. — Ты им дождь из лягушек на голову! А им не нравится.
— Подумаешь! Отряхнулся и дальше пошёл!
— Ты им мантии склеила! А они не оценили! Между прочим, говорят, были травмы!
— Сами хвалились, что, мол, они все как одна — команда! Вот я их одной командой и сделала!
— Сдается мне, они тебя боятся, — предположил кот.
— Ты не видел мою метлу? — Варя уже и в ладоши похлопала, и посвистела, и даже самолично в чулан заглянула. Летательный транспорт бесследно исчез.
— Бабуля изъяла, а то кто же. Говорит, без неё ты далеко не уйдешь.
— Вот гадство! — Варя замахнулась пнуть табуретку, но та быстро ускакала от неё на безопасное расстояние. — Со всех сторон прижали!
— Я в одной книжке читал, колдовство сквозь соль не проходит, — поведал Феликс. — Можно из соли домик построить и там спрятаться!
— Домик? От бабули? Да от неё крепость не спасет! — Маленькая колдунья засмеялась, присаживаясь на кровать. Кровать немного подпрыгнула и замерла: — Нет, слишком габаритная.
Варя лукаво озиралась по сторонам. Подушка зависла в воздухе, покрутилась волчком и приземлилась на пол, едва не сбив Феликса. Кот возмущенно мявкнул и отпрыгнул в сторону:
— Только не говори, что на подушке летать собралась?
— Нет! Слишком неповоротливая, да и скорость нужную не разовьет. А вот, а вот… Тазик! Девочка уселась в медный таз и взялась за ручки. Посудина поднялась в воздух и сделала несколько виражей по комнате.
— Ненормальная девчонка! Нельзя делать летательные агрегаты из чего попало! Это невозможно! — кричал Феликс из-под кровати.
— Так летает же! — хохотала Варя. — Привет школе! — и, помахав рукой коту, вылетела вон.
— Сбежала, — ухмыльнулся Феликс. — И главное, как вовремя!
На дорожку ведущую к дому, приземлилась бабушка Рина — главная колдунья Тёмных гор Варварина II.

ГЛАВА 3

Как-то случайно пнув со злости пенёк, Клифа больно ушибла ногу, но открыла лаз под землю, который привёл её в небольшую кладовую. Найденная секретная комната, хранила множество тайн и сюрпризов. Старинные книги с мощными и неизвестными заклинаньями, древние и волшебные предметы, зелья и эликсиры с трудно читаемыми названьями из незнакомых ингредиентов. Все это приводило ведьму в чрезвычайный восторг и благоговейный трепет.
— О-о-о… — вздыхала она, поглаживая кожаные корешки фолиантов. — А-а-а…— млела у полок с чудными склянками.
Впрочем, скоро эмоции несколько поулеглись, содержание хранилища поизучилось и в голове созрел коварный план.
— А стану-ка я полновластной повелительницей Тёмных гор и прилегающих территорий, — рассуждала она вслух. — Клифа Великая! Нет, лучше — Клифа Ужасная!
Дело в том, что новые заклинания, которые ведьма черпала из найденных книг, открыли перед ней, и без того вредной и озлобленной дамой, совершенно необозримые перспективы. Вот, например, это — на четыре тысячи пятьсот сорок седьмой страннице — позволяло зомбировать всех живых существ и даже слабеньких ведьм. На летучей мыши оно уже было опробовано. И в результате независимый зверёк теперь летал повсюду за Клифой с чумными влюбленными глазами, и даже не спал днём. Колдунья собиралась продолжить эксперименты на ком-нибудь покрупнее. Успешность мероприятия означала армию безропотных рабов, безотказных и послушных.
А вот длинное и витиеватое заклинание с семьсот тринадцатой странницы — отнимало магические силы. Жалко, что только у более слабых противников. Но она уже всё придумала. Если отнять много-много сил у слабых, то потом и на сильных замахнуться можно!
Ведьма стояла у огромной карты. Вот она, её армия покорных солдат. Зеленая равнина, Дымчатый лес, Песочные острова. Везде живут людишки и зверушки, и под её предводительством они устроят настоящий переворот в Тёмных горах.
— Ха! Испытание! Да больно надо! — вопила Клифа. — Главной ведьмой? Да подавитесь! В костре спалю я вашу главную ведьму! И её саму, и её внучку. В подземелье сгною! Нет, его ещё строить придется. Тогда — на дереве повешу для пущего устрашения! Единовластная правительница Клифа Ужасная! Ха! Ха! Ха!


ГЛАВА 4

Полёт в тазике не был столь приятен и быстр, как на метле. Медную посудину заносило на бок и вертело в разные стороны. Варя с трудом планировала между деревьев, и дважды чуть не вывалилась. Наконец, утомившись воевать со строптивым транспортом, девочка приземлилась на раскидистом дереве.
— Надо побыстрее найти укрытие, — рассуждала она. — Если буду парить в тазике по Тёмным горам, меня быстро обнаружат.
Как известно, скрываться лучше всего под носом того, кто тебя разыскивает! Осталось только добраться туда, где находиться этот самый нос, а точнее — бабушка целиком.
— Не застав меня дома, она наверняка отправилась к подружкам. Пожаловаться на безобразницу-внучку, подготовиться к летнему шабашу, ну и сварить очередную порцию какого-нибудь волшебного варенья, — решила Варя и заспешила к саду волшебницы Агаты, лежавшему у подножья Синей горы.
Для безопасности она передвигалась короткими перебежками, озираясь по сторонам, и волоча за собой тазик. Ну не бросать же кухонную утварь где попало?!
Владения тетки Агаты славился непроходимой охраной в виде четырёх заколдованных псов и обалденными черешнями размером с яблоко (выращенными тоже не без участия магии). С первым препятствием Варя справилась, наколдовав четырёх шустрых кошек, которые увлекли за собой собак, со вторым рассчитывала разбираться самолично, долго и с удовольствием.
Наблюдательным пунктом девочка выбрала большое пустующее гнездо на яблоне: и сидеть удобно, и снизу незаметно. Вишни сами подлетали к маленькой колдунье, будто всегда только и мечтали — угодить к ней в рот. Огорчало одно: совершенно неслышно, о чём там болтают старшие ведьмы. Не то что бы ей очень нравилось подслушивать, — но хоть какое-то развлечение!
Крошечный паучок спустился с ветки прямо Варе на нос.
— Вот гадость, — фыркнула девочка. — Но очень вовремя. Интересно, есть у паучков уши?
Маленькая колдунья дотронулась до нового друга пальцем и спустила на паутинке вниз к ведьмам:
— Будешь моими ушами и глазами.
Устроившись поудобней, прикрыв глаза и аппетитно почавкивая черешней, Варя приготовилась к просмотру.
Паучок, незамеченный подругами, полз по столу. Сначала было только слышно:
— …как в тазу? — Лиза, упитанная и миловидная ведьма с высокой прической, даже закашлялась, подавилась чем-то. — Это невозможно!
— До сегодняшнего дня я тоже думала, что в тазах не летают!
— Чего это не летают? — пробубнила Варя. — Нормально так летают! Тяжеловато, конечно, — деревянная кадушка, думаю, маневренней будет.
— Она совсем распустилась! Вытворяет что вздумается! — Это бабушкина подруга Агата, дама строгая и серьезная во всех отношениях. — Её неуправляемость доведет нас до беды!
— Всегда знала, что эта грымза меня недолюбливает! — ворчала Варя из гнезда.
Перед глазами зарябило, поплыли яркие пятна, а потом четко проявилось лицо Агаты, недовольное, с раздраженно поджатыми губами:
— Она совершает немыслимые поступки! Материализует еду!
— Невероятно! — не то восторгалась, не то возмущалась Лиза.
— Не уважает старших! — продолжала ведьма. — На той неделе девочка сбежала с уроков, оставив вместо себя собственную иллюзию. И мало того, что никто ничего не заподозрил, так ещё эта копия обратилась в голубого кролика, который скакал по школе, оставляя за собой лужи скользкого клея! Ученицы и даже некоторые учителя падали и приклеивались!
Варя, вспомнив собственную шалость, зажала рот, чтобы не засмеяться в полный голос. Когда зверушку поймали, половина школы уже лежала на спине, беспомощно болтая ногами, и напоминала стайку перевернутых черепах.
Перепуганный паучок метался среди чашек, и маленькая колдунья почти ничего не видела, кроме изящного фарфора.
— Пфу! — она выплюнула косточку. — Неспособный паук попался!
— Да-да! — соглашалась бабуля.
— Её шалости тяжело исправлять. Она никого не боится и не слушается. Даже толком наказать её нельзя, — негодовала Агата.
— Тьфу! Ведьма старая! Все бы ей наказывать! — возмутилась Варя, открыла глаза и изображение развеялось.
— Нам придется признать, что воспитательский эксперимент не удался. Мы надеялись, но из девочки великая колдунья не выйдет. А уж доверить ей Тёмные горы… и речи быть не может! — наступала Агата.
— Да, больно надо! Сдались мне ваши горы! — Варя показала язык.
Паучок залез на вазочку с вареньем, и девочка увидела рассерженные глаза бабули. Даже тучи вроде как спустились ниже в сад.
— Она не утонула в водопаде и не погибла в котле, — произнесла главная колдунья. — Она обладает исключительными способностями и может стать великой ведьмой. Просто ещё не пришло её время.
— И не придет! — отрезала Агата. — Варя не ведьма — ни по сути, ни по рождению! И она представляет большую опасность для всего нашего рода!
Маленькая колдунья подавилась черешней, закашлялась, разволновалась. От этого паучок вспыхнул, и связь с ведьмами пропала.
— Вот, гадство! — Пришлось вылезать из гнезда.
К счастью, трагическую гибель насекомого никто не заметил. Маленькая колдунья спустилась пониже и вся обратилась в слух.
— Главное, чтоб потом уши не отрасли, как у зайца, — ворчала она.
— Я не дам обидеть ребенка! — заявила Рина.
— Понимаю, ты воспитывала её всю жизнь. Привязана к ней! Но призываю вспомнить об интересах Тёмных гор, и избавится от неё пока не поздно! — заявила Агата.
— Варя очень живой и непоседливый ребёнок, но возможно с возрастом это пройдет… — неуверенно предположила Лиза.
Во, попала! Паника липкими мурашками забегала по спине. Девочка еле-еле держалась на дереве и вот-вот должна была плюхнуться на стол. Больше всего ей сейчас хотелось стать невидимой и неслышимой. И каким-то мифическим образом это удалось! Она слезла с дерева и тихо прошла мимо обалдевших псов. Никто её не заметил, никто не задержал.
Ошарашенная Варя брела, не различая дороги. За ней плелся медный таз — то подпрыгивая, то пролетая, то тащась по земле. Мысли перемешались, их стало много, а места в голове — мало. Страх парализовал движения, слёзы подкатили к горлу. Маленькая колдунья и не поняла, как дошла до дома. Кое-как добрела до двери и села на ступеньки.
Потягиваясь спросонья, к ней вышел кот. Привычно сел рядом.
— Ну как полёт? Все деревья сбила?
В ответ раздались всхлипы.
— Ты ревёшь? Случилось чего? — У Феликса был ошеломленный вид. Варя и грустила-то нечасто, а тут — слезы льет!
И тут девочку как прорвало. Она рыдала в полный голос, размазывая слезы по лицу, перемежая всхлипы сбивчивым рассказом. Кот терпеливо сидел рядом, терся мордочкой о Варины руки и лицо, хотя уже сам был — мокрый и солёный.
Когда история, наконец, была рассказана, слёзы несколько просохли и возгласы утихли, Феликс заметил:
— Печально, конечно, но чего бы это так убиваться?
— Так бабушка мне вовсе и не бабушка! Я вообще не ведьма! Мне всю жизнь врут!
— Ой, ну чего ты так верещишь! — Феликс потер ухо. — Какая разница! Рина тебя вырастила! Она тебя любит! В обиду не даст! Главная ведьма, как-никак.
— Не-а! Так не пойдет! Линять надо! А то прибьют они меня, как миленькую. Так сказать исправят прошлую оплошность!
Варя вскочила и побежала в дом. За ней следом тянулись лужи, они подсыхали, дымились и шипели. В некоторых местах на лужайке появились прожженные пятна. Девочка горевала и злилась одновременно. Феликс тщательно обходил следы:
— Ты не можешь сбежать!
— Могу! А чего же ещё делать? — кинула маленькая колдунья через плечо.
В большой клетчатый чемодан полетели платья, ботинки, ленточки, ещё какие-то безделушки. — Предлагаешь сидеть и ждать, когда мне пришлют приглашение на костёр!
— Бабушка тебя защитит!
— Да не попрёт она одна против всех ведьм Тёмных гор! Ну, расстроится, ну, поплачет, а потом и успокоится!
— Тебе даже лететь не на чем! — Феликс был очень обеспокоен.
— На чемодане полечу! — Девочка захлопнула крышку. — Даже лучше, чем тазик!
— Тебя найдут и тогда уж точно казнят! Нельзя покидать Тёмные горы!
— Где они меня найдут? Я даже сама не знаю куда отправлюсь! — Варя стиснула кота в объятьях. — Прощай, Феликс! Ты единственный, самый-самый настоящий!
Маленькая колдунья присела на чемодан, крепко взялась за ручку.
— Ну, пиши что ли, — мявкнул сдавленно Феликс.
— Обязательно! — пообещала девочка.
Чемодан взмыл вверх.
Большой черный кот смотрел, как клетчатый чемодан пролетел над верхушками деревьев и исчез, унося на себе маленькую колдунью Варю. В золотых кошачьих глазах сверкнули слезы.



ГЛАВА 5

— Подготовка проходит чудесно и почти закончена. — По розовому пеньку вышагивала девочка в таком же розовом платье. — У нас будут танцы, песни, стихи. А! Ещё конкурсы! Да-да-да. С призами!
Девочка была феей Лесей. Очаровательной и прехорошенькой, в шелковом с кружевами платье, с хрустящими крыльями за спиной и волшебной палочкой в руке. Именно она, важно и ответственно вела подготовку к празднику в Дымчатом лесу.
— Так. Украшение поляны почти завершено. Будет красиво, очень-очень! — Леся огляделась вокруг. По деревьям и кустам было развешано множество гирлянд, фонариков и ленточек. — Что ещё? Что-то забыла? А! Торт! Торт тоже будет готов вовремя. Поместим его вон там! — девочка указала на круглый, покрытый белой скатертью и украшенный бантами стол.
Все присутствующие обернулись и радостно захлопали в ладоши. Намечалось чудесное, долгожданное событие. Угощение! Танцы! Праздник!
Вдруг откуда-то послышался крик. В небе возникла точка, она приближалась и увеличивалась. Облетев несколько раз поляну, прямехонько на торжественно украшенный стол плюхнулись растрепанная девчонка и чемодан. Стол пошатнулся, ножки хрустнули и подкосились, гостья рухнула на землю.
— Привет! — поздоровалась Варя, одним взглядом заставляя стол подняться.
Сломанные ножки, скрипя, выпрямились, скатерть чуть криво, но легла на место. Поляна вмиг опустела. В общем, с колдовством она поторопилась.
— Первое знакомство не сложилось! — сделала вывод маленькая колдунья, озираясь.
За ней явно наблюдали. Под пристальными любопытствующими взглядами девочка поднялась и пошла по тропинке, а чемодан, у которого отросли четыре косолапые ножки, неуклюже поковылял за нею. Чувствуя себя как под микроскопом, Варя шла по лесу. Из-за деревьев доносились восхищенные возгласы:
— Ух-ты! Она колдовать умеет! По-настоящему! Чемодан-то сам побежал!
И ещё слышались строгие окрики:
— Тише! Тише-тише!! Это невоспитанно! Она услышит!
Но выглянуть так никто и не решился. Когда Варя вышла к небольшому заброшенному домику под огромным дубом, тайные шпионы её покинули.
Определенно ей здесь нравилось. Варя улыбалась сама себе. Домик приветливо скрипнул дверью. В нём явно чувствовался колдовской дух: наверное, когда-то здесь жила ведьма или волшебница. Но сейчас дом был необитаем, а значит вполне подходил.
Хозяйничать самостоятельно было даже интересно. Пыль и мусор сами по себе исчезли в неизвестном направлении. Все ненужные вещи: корзинки, коробки, горшки и старые книжки по щелчку пальцев уползли в погреб. Платья и ботинки разместились в шкафу. Пухлая подушка и мягкое одеяло плюхнулись на кровать. Сразу стало приятно и уютно. Стол и стулья задорно проскакали на улицу и встали под деревом:
— Здесь я буду пить чай и любоваться звёздами! — решила девочка.
— Так, когда ещё жвежды выплывут? А чая уже шейчаш хочетша! — прокартавил кто-то над самым ухом.
— Можно и сейчас! — Варя не стала спорить.
На столе вмиг появился самовар, чашки, сахарница. — Ты с чем любишь?
— Ш пиложками люблю, ш валеньем, тоже. — Из большого дупла в дереве выглянул фиолетовый туманный нос. Затем появился его обладатель: полупрозрачное расплывчатое существо, без определенной формы. — Ехех, я. Эхо. Живу тут.
— А я — Варя, тоже теперь тут живу!
— Жнаю, видел. Колдунья ты. — Эхо обнюхало пирожки. Засунуло нос в варенье. — Ждолово у тебя это получаетша! Ну вот, как пиложки, так шлажу гошти топают.
По поляне, действительно шёл мальчик. Мешковатая одежда цеплялась за кусты. Пепельные волосы слегка отдавали зеленцой, а в синих глазах светились дружелюбие и любопытство.
— Привет, я Лешик, — представился мальчик. — Ух-ты! Вы чай пить собрались?
— Плишаживайся, лаж плишол, — пригласило эхо.
Варя немножко смущалась, но очень радовалась новым друзьям.
— Ух! Здорово, что ты к нам прилетела! — восторгался мальчик, прихлебывая чай. — У нас хорошо, весело. Завтра праздник будет! Ага! Приходи обязательно! Я тебя со всеми познакомлю. И ты, Ехех, тоже приходи!
— Больно надо! — фыркало эхо. — До большой поляны идти далеко. У ваш там налоду понабежит, шум, гам, шуета. Не люблю я этого.
— Зато интересно как! Ага! Ёж про Песчаные острова расскажет! Он путешественник. Ага!
— Ой, подумаешь! Тоже мне, путешештвенник! В плошлом мешаце уходил. Так вше отговаливали, жайцы от штлаха тляшлись. А он уплямый такой, все лавно пошел, — ворчало эхо. — Любопытный он, на меште ему не шидитшя. Вот и вше!
— А никто не сердится, я же стол сломала? — засомневалась маленькая колдунья.
— Да нет, конечно! Ты же его и починила, а потом ещё водяной поправил! У нас водяной — изобретатель. Ага! Он всё может! Он качели сделал и самокат!
Что такое самокат, Варя не знала, а вот качели вмиг повисли на самой толстой ветке дуба.
— Ух-ты! Здорово! — Лешик аккуратно присел на дощечку, оттолкнулся. — Эге-гей! Поехали!
— Тепель веш леш шюда кататьша повадитшя! — брюзжало эхо.
— Может, ты ещё какие-нибудь фокусы покажешь? — поинтересовался мальчик. — Как у тебя все ловко получается! Ух-ты!
Варя засмеялась — какой смешной, будто колдовства никогда не видел. Девочка щелкнула пальцами. Две ветки — как человечки, прутики-ножки, прутики-ручки — затанцевали по поляне.
— Ух-ты! С ума сойти! — хлопал в ладоши Лешик. — Вот это да!
Маленькая колдунья звонко смеялась. Человечки жонглировали камнями, ходили колесом.
— Ой, мне же ещё орехи собирать, ну, для праздника, — вдруг спохватился мальчик, спрыгивая с качелей. — Я побегу. До завтра!
Он скрылся за деревьями.
— Здорово, да? — улыбалась Варя Ехеху, невозмутимо хлебавшему чай.
— Ничего ждолового не вижу! — бурчал тот. Потом придирчиво оглядел девочку: — Ой, а поклашнела-то, поклашнела-ла! Шловно ягодка! Ой, чую, влюбилаш.
Варя показала язык и, превратила только, что откусанный Ехехом пирожок с повидлом в пирожок с капустой.
— Ой-ой-ой! — передразнило эхо, запихивая пирожок в рот целиком.

ГЛАВА 6

— Красота!.. — шипела Клифа, перелистывая книгу. Каждое прочитанное заклинание делало её сильнее и могущественнее. Она ощущала, как магический дух разливается по её долговязому телу. Как волшебная энергия играет между крючковатыми пальцами. Ведьма была готова к исполнению своего коварного замысла.
Казалось само провидение на её стороне. Даже главная соперница, Варя — бельмо на глазу, шип в розовом кусту, кость в горле, — сбежала из Тёмных гор, подняв жуткий скандал и массовую панику. Ничего! Уж Клифа-то дождется, как рыжую бестию приволокут на Главную площадь и прилюдно кинут в костёр. А нет, так она сама разыщет беглянку и накажет, как того её злобная душенька пожелает. Зато, теперь не боясь и не оглядываясь по сторонам можно стащить всё что угодно из школьной лаборатории.
— Дымчатый лес, — шептала ведьма у карты.
Именно его Клифа выбрала первым в списке своих покорений. Кроме безобидных и доверчивых обитателей, на то была ещё одна причина. По сведениям, откопанным в книгах, именно оттуда в Тёмные горы пришла первая чародейка. А значит, там она и оставила свою Чёрную книгу магии. Вот это сокровище! Книга, которая делала обладательницу по-настоящему сильной и могущественной, первой, среди лучших. Пытаясь разгадать, почему чародейка рассталась с такой ценностью, Клифа до рези в глазах вглядывалась в её портрет, висевший на стене. Но взгляд молодой красивой женщины на картине оставался холодным и высокомерным, а вот рамка — та сияла зелёным светом.
Сначала Клифа решила, что ей показалось. Ведьма проморгалась, но свет продолжал литься из-за портрета. Она подошла ближе, сначала отодвинула, а потом и вовсе сняла картину. Ровно по ширине рамки была выложена кирпичная стена. Клифа облазила и обнюхала её всю, но обнаружила только небольшую щёлочку между двумя кирпичами. Зато убедилась, именно оттуда струился зелёный свет.
— Эй-эй. Там кто-нибудь есть? — сначала шёпотом, потом громче повторила ведьма.
Не дождавшись ответа, изловчилась, и рассмотрела в узенькую дырочку небольшое замусоренное помещение — подвал или погреб. Среди пыльных коробок, грязных корзин, и прочих вещей валялись несколько книжек. Одна из них светилась ровным зелёным светом.
— Простая книга светиться не будет, у неё к этому способностей нет, а вот магическая… — сообразила Клифа, старательно вглядываясь в зеленоватую темноту, почти размазываясь по поверхности. — Очевидно это проход! Вот только куда? Закрыт он с той стороны?! — Клифа ползала по стенке, принюхивалась, всматривалась, ну только не облизывала. Наконец, решила: — Мне нужен там сообщник!
Пропихнув волшебную палочку, как можно дальше в щель, Клифа произнесла заклинание и вновь уставилась в темноту. Не совсем так, как хотелось, но заклинание сработало. По ту сторону стены образовалась болотного цвета туманность, которая покружилась на месте и вытянулась в лепесток. Снизу из него выползла мордочка и перетекла наверх:
— Ого! Кхе-кхе! Есть тут кто? — поинтересовалась зеленая субстанция писклявым голосом.
— Есть! — прошептала ведьма. — Тут я! За стеной! Это я тебя создала! Ты кто?
— Ого! — удивилась туманность, облетая подвал и заглядывая в щелочку. — Приехали! Сама создала и спрашивает?
— Тогда ты злой дух Глимс! А я твоя повелительница Клифа.
— Ладно! — великодушно согласился дух. — Чего желаешь, повелительница?
— Вон, книга видишь? Желаю на неё поглядеть поближе!
Раскидав хвостом книжки, Глимс подтащил нужную к стене.
Клифу чуть удар не хватил от восторга и ликования, когда она прочитала надпись на обложке: Черная книга магии! (К счастью, портал закрывало очень мощное заклятие, которое остановило ведьму, которая готова была сама просочиться в эту крошечную щёлочку.)
— Так, слушай меня внимательно, — скомандовала взволнованная злодейка: — Книгу сложи в коробку, завали сверху корзинами. Как следует завали, чтоб не нашел никто!
У ведьмы тряслись руки и путались мысли.
— Отправляйся, наружу — приказывала она. — Разузнай, что за место, кто живет там, есть ли среди них ведьмы или волшебницы.
— Хорошо, повелительница! — лебезил Глимс. — А повеселиться я могу? Поразмять, так сказать, свои злобские способности?
— Валяй! — разрешила Клифа.


ГЛАВА 7

Солнечный зайчик разбудил Варю ни свет ни заря. Забрался в дом, запрыгал по подушке, защекотал в носу.
— И здесь меня нашел! — проворчала маленькая колдунья. — До чего же ты вредное создание! — Девочка кинула испепеляющий взгляд на светлое пятнышко, будучи абсолютно уверена, что это именно тот солнечный зайчик, который преследовал её ещё в Тёмных горах. Она узнала его, по совершенно нахальной морде и лицемерно наивным глазам.
Разумеется, никакой нахальной морды и уж тем более лицемерных глаз у солнечного зайчика быть не могло. Но разубеждать маленькую колдунью — дело трудное и напрасное. Варя показала ему язык и пошла завтракать.
— Во дела! — девочка замерла с открытым ртом на середине сладкого потягивания.
Стол и стулья перевернуты, сломанные качели висят на одной веревке, конфеты разбросаны по всей поляне! Она заглянула в дупло:
— Ехех! Ты там? У тебя все хорошо? — Ответом было сонное чавканье и сопение.
Варя совершенно не понимала, кто бы мог так набедокурить. Что же случилось?! Кажется, ей послышался шорох в кустах. Девочка, как была, в пижаме и босиком побежала вокруг дома.
— Ну, сейчас как кого-то найду! Уши оторву и на лоб приделаю! — грозила маленькая колдунья. — Будешь знать, как с ведьмой шутить.
— Эй, кто там? А ну выходи! — сурово велела Варя.
В ответ — тишина. Она осторожно подошла к кустам и раздвинула ветки.
— Фу, пенёк ушастый, — выдохнула маленькая колдунья.
В кустах стоял самый обычный серо-коричневый пенёк, по которому не спеша ползали муравьи. Куски коры почти оторвались и болтались по сторонам, так что издали их действительно можно было принять за уши.
— А что, очень даже может быть… — Варя прищурилась, обошла пенёк по кругу, прикидывая так и эдак.
Щелчок пальцев — и у пенька отросла шерсть, ещё один щелчок — и вырисовались ноги, ещё парочка волшебных манипуляций — и перед девочкой стояло, и даже делало попытки поднять лапу, мохнатое существо больше всего напоминающее собаку. Только это существо было такое мохнатое, что было совершенно непонятно — где у него голова, а где хвост.
— Да-а, а голова где-то должна быть, — маленькая колдунья была в замешательстве.
Потом она посвистела, пенёк перевернулся, и на неё уставились блестящие глаза-пуговки. Существо сделало несколько неуклюжих шагов, уткнулось мокрым носом в коленку девочки и завиляло хвостиком.
«Неплохо на первый раз», — подумала Варя.
— Но могло бы быть и лучше, — поправила она себя вслух, когда у мохнатого чуда разъехались передние лапы и оно шлепнулось мордой вниз.
— Получился не пёс, а какой-то Бабась неразумный, — хихикнула девочка, всё равно гордясь результатом.
Помнится бабушка рассказывала, что только после школы смогла сделать настоящее живое существо! Да-да! Как раз Феликса. Был самый обыкновенный валенок, а какой замечательный кот получился!
Псина ещё сильнее завиляла хвостом и тявкнула.
— Так, с именем определились, — подытожила Варя, — а разговаривать пенькам не к чему, — решила она. — Ну, пошли.
Девочка пошла к дому, Бабась неуклюже посеменил за ней, активно помахивая хвостом, тявкая, и всячески одобряя действия хозяйки.
Дома животине досталась миска молока и сахарная косточка, впрочем, и от ягод Бабась не отказался, что было совершенно не по-собачьи. Варя любовалась своим творением, которое скакало по поляне, тявкало и тыкалось любопытным носом во всё, что попадалось на пути.
— Конечно интеллектом до Феликса ему далеко, но тоже ничего, смешной такой!
— На мой вжгляд, шлишком шумный, — прокомментировал зевающий Ехех.
— Зато можно использовать как транспорт, — предположила маленькая колдунья. — Поедешь на праздник?
— Хочешь, что б твоя еждовая пшина, мне голову швелнула? Племного благодален, но обойдуш! — фыркнуло эхо. — А ты чего в пижаме шаштаешь? Тебе одеватьшя не пола?
— Ой! — опомнилась девочка.
Она же собиралась как следует нарядиться!
Красный — самый любимый Варин цвет. Так что, ради такого праздника и знакомства с новыми друзьями красное платье самое подходящее. А ещё красные сандалии и красные бантики в тугие, тщательно причесанные по такому случаю хвостики, — из зеркала на Варю смотрела очень даже симпатичная девочка!
— Ехех! — позвала маленькая колдунья, рассчитывая произвести на него впечатление.
Эхо не объявилось, зато на улице ждали гости.
Толпа обитателей леса, во главе с феей Лесей, заняла половину поляны. Все шумели и возмущались. Варе, как-то сразу стало понятно, что пожаловали они не с приветствиями.
Зайцы залезли на пенёк и, захлопав ушами от собственной сосредоточенности, объявили:
— За множественные гадости, которые колдунья сделала в нашем лесу, мы решили её выгнать, — и, подождав немножко, добавили: — Ты злая и отвратительная ведьма, в нашем лесу тебе не место. Вот! Уходи!
Варя обалдела:
— И чего это я вам интересно, такого гадкого сделала?
— Тебе совершенно нет смысла отпираться! — продекламировала фея, трепеща крылышками. — Мы всё знаем. Ты испортила наш праздник, и недостойна жить в нашем лесу!
Из толпы слышались одобрительные возгласы.
— Праздничную поляну разгромила! Все цветы потоптала! Деревья поломала! Торт перевернула!!! — кричали зайцы.
Варя нахмурилась:
— И с чего вы взяли что это я?
— Ну а кто же ещё? В нашем лесу нет посторонних. Да-да-да, — возмущалась Леся. — Ты же колдунья? Правда? Тогда кто же, кроме тебя? Ты отвратительно поступила! Ужасно и невоспитанно! — Леся уперла руки в боки и осуждающе посмотрела на Варю.
— Ах так, — Варя тоже уперла руки в боки. — Значит, если колдунья, то сразу злая; если сломали, то больше некому; если вытоптали, то только я?! Вот и хорошо, вот и ладно, — у девочки дрожал голос, но она продолжила: — А ну, убирайтесь с моей поляны подобру-поздорову!
— Сначала тебе придется убраться из нашего леса, — хорохорились зайцы. — Мы думаем, что тебе здесь не место.
— А я думаю, что из вас два отличных пенька получатся! На моей поляне как раз пеньков не хватает!
Варя щёлкнула пальцами, пенёк, на котором зайцы скакали, шевельнулся и они плюхнулись на землю.
— Вы видели? Видели? — кричали зайцы, призывая всех в свидетели: — Она нам увечья нанесла, с пенька спихнула! Колдует, вредничает!
Маленькая колдунья захохотала. Перед зайцами возникли кусты чертополоха, оттесняя их назад.
На поляну вбежал запыхавшийся Лешик.
— Ой! Прекратите немедленно! Это не могла быть она, она хорошая! Ага! Вы же её совсем не знаете, — кричал он. — Как вам не стыдно? Ой-ёй-ёй!
— Не вмешивайся, Лешик, пожалуйста! Она просто тебя заколдовала. Правда-правда, — сказала Леся, подходя ближе к чертополоху. Затем фея обратилась к Варе: — Ты не можешь здесь остаться. Совсем не можешь! — Она старалась, чтобы голос был спокойным, но феечка на самом деле сильно волновалась. — Тебе здесь никто не рад. Ни капельки! Уходи и мы забудем твои проделки, честно-честно, а иначе…
Феечка не успела договорить, как из-за кустов выпрыгнул Бабась и громко тявкнул. Девочка вздрогнула. Толпа ахнула. Лиса подпрыгнула от испуга, наступила на ногу ежу, тот взвыл от боли. Число пострадавших росло. Довольная псина, помахивая хвостом, вернулась к хозяйке. Варя хохотала как сумасшедшая. Страсти накалялись. Зайцы схватили палки и ринулись на защиту феи.
— Ути-пусеньки, — прищурилась маленькая колдунья. — Они не рады! А ну брысь с моей поляны, а то вы меня точно никогда не забудете!
Заяц размахнулся по чертополоху, хотел ударить, Варя щелкнула пальцами, и чертополох в мгновенье подрос. Нападающий выронил палку, которая перекувыркнулась и ударила в глаз другого зайца, который истошно заорал. Возмущенная фея подошла ещё ближе.
— Не надо, — попросил Лешик, но девочка его не слушала.
— Ты ведешь себя отвратительно! Никакого воспитания! Ни, чуточки! Ты злая и гадкая!
— Уходите! Немедленно! Вон! — угрожающе отчеканила маленькая колдунья и хлопнула в ладоши. На толпу обрушилась стая летучих мышей, которые хлопали крыльями, шипели и скалили маленькие острые клыки. Незваные гости с визгом бросилась врассыпную.
Варя ушла в дом, громко хлопнув дверью.
Лешик постучался и, не дождавшись ответа, вошёл. Насупленная Варя сидела в кресле-качалке, на её коленях лежала морда поскуливающего пса, Ехех топтался рядом.
— Дружелюбные говоришь? Веселые? — с упреком поинтересовалась маленькая колдунья. — Оо-о-отлично повеселились!
— Это недоразумение. Ага! — заверил мальчик. — Всё не так должно быть!
— Познакомиться хотят? Было очень приятно! — не унималась Варя
— Что-то странное произошло, — заверял мальчик. — Мы во всём разберемся, и вы ещё подружитесь! Ага!
— Нет уж, дудки! Сам с ними дружи! А у колдуний друзей не бывает!
— Я твой друг и я верю… я знаю что это не ты! — страстно заверил мальчик.
— Уходи, — тихо сказала Варя, — я тебя не звала.
Лешик тяжело вздохнул и вышел, аккуратно притворив за собой дверь.
— Ну, жачем ты так ш ним? — нахмурился Ехех. — Он же ни в чем не виноват. И ты ему нлавишша.
— Это у него быстро пройдет, — надулась маленькая колдунья.


ГЛАВА 8

В Дымчатый лес прокралась таинственная молчаливая ночь. Накрыла всех бархатным покрывалом, раскидала звёзды по небосклону, чтоб ещё больше показать свою красоту и темноту. Ехеху не спалось, он ворочался в своем дупле, и всё-то ему мешало. И луна в глаза светит, и воздуха не хватает, и дерево жестковато. Отлично! Теперь ещё и шишки залетают, беспардонно тюкаются в лоб! И вообще, откуда на дубе шишки? Ехех выглянул из своего убежища, и увидел Лешика.
— Ты чего тут шаштаешь и шишками кидаеша? Ни штыда ни шовешти!
— Выходи, давай. Дело есть, — прошептал мальчик и, поманив за собой, нырнул в кусты, под деревом.
Эхо пыхтело от возмущения, но следом полетело.
— Ну? Как она? — Мальчик кивнул на тёмное окно Вариного домика.
— Обиделась. Шпит. Завтла улетать шоблалась.
— Эх! Нехорошо получилось. Да?
— Не то шлово! — вздохнул Ехех.
— Ага! Там тоже! Беда и полное непонимание! — отмахнулся мальчик. — Я Лесе, и так и эдак объяснял: Варя хорошая, подружиться хотела. Ага! Не верит! Говорит, меня заколдовали.
— Ну вот!
— Ага! И ёж, тоже! Ногу забинтовал: травмой хвастается! В бою с колдуньей заработал. Ага! А чего хвастается? Там даже синяка нет и вообще, ― ему на лапу лиса наступила.
— Ну как же так? — Ехех качал головой.
— Ой! А зайцы, те вообще с ума посходили. Когда между собой дерутся, так на них живого места не бывает — и ничего! А тут!.. Забинтовались по уши, важничают. Героев войны из себя строят. Ага!
— Э-эх! Нехолошо. А ты чего плишол? В кушты жалеж? Подглядывать будешь? Так она дешатый шон видит! Ну волочаетша, ну, пошапывает! А больше ничего интелешного.
Лешик укоризненно поглядел на эхо и спросил:
— Ты вчера ночью ничего странного не слышал? Не видел?
— Нет! Шпал, я. Но, у наш качели шломали и делево вон там. А ты куда это клониш?
— Вот! — Мальчик многозначительно поднял палец. — Странно все это. Очень странно. Кто-то же всё это поломал. А кто? Не известно! Вот. Надо найти — кто.
— А как?
— Всю ночь в дозоре сидеть будем. Отсюда всё хорошо видно — Поделился планами Лешик. — Подождем, когда хулиган появится и сцапаем.
— Точно! — согласился Ехех. — Ух, я ему! И как это я шам не догадалша?
Луна спряталась за мохнатую тучу. На поляне стало темно и мрачно, но маленький леший и эхо терпеливо и храбро выжидали в засаде. И вот, когда уже стало совсем клонить в сон, где-то рядом мелькнул свет. Дозорные встрепенулись и тихо-тихо подползли к дому. Точно, из-под крышки погреба сочился слабый зеленый луч.
— Пошли, поглядим? — предложил Ехех.
— Ага! — Лешик достал из кармана пузырек и выпил его содержимое. Эхо удивленно смотрело на мальчика.
— Чего это ты?
— Это зелье специальное, что б прозрачным стать. Ну, на немножко. Не навсегда. Мне ещё от деда осталось.
— А-а-а… — протянул недоверчиво Ехех.
Взгляд у него становился всё заинтересованнее, он склонил голову на бок, выпучил глаза и поднял брови. Получилось такое впечатляющее выражение лица, что Лешик испуганно спросил:
— Ну как? Как я выгляжу?
— Как я, только желеный, местами селый, — ответил друг, поднимая отпавшую челюсть.
— Здорово, пошли, — довольный Лешик пошел вперед.
— Ну, если ты так шчитаешь. Ешли ты думаешь, что для леших это вполне ештештвенный, так шказать вид, то конечно.
— Ну, может у зелья срок годности вышел или ещё чего. Ну да, не прозрачный, но тоже ничего.
— И-и, как бы шказать помягче, такая, не совсем плавильная леакция, — эхо тщательно подбирало слова, — тебя не бешпокоит?
Вот Ехеха это дело очень тревожило, сразу было видно.
— Нет, к утру развеется, — Лешик нетерпеливо оглянулся. — Ну, давай быстрее!
Они зашли в дом, стараясь быть незаметными. Осмотрелись: свет продолжал литься сквозь щели в полу и крышке погреба.
— А если не лажвеется? — не унимался Ехех.
— Поселюсь с тобой в дупле, — отрезал Лешик.
— Шмело, шмело, — подвело итог эхо. Нельзя сказать, что оно было сильно радо возможному соседству.
Друзья улеглись на пол и прислонили уши к доскам, стараясь хоть чего-нибудь услышать. Вскоре до них и впрямь, донеслись голоса.
Сначала писклявый и мурлыкающий:
— Вот, моя госпожа, всё как ты велела.
Потом приглушенный и грубый:
— Хвалю, Глинс, молодец. Отличные новости. Лучше не придумать. Дымчатый лес, туда-то я и собиралась. И жители, говоришь всё больше мелочь безобидная, значит, хлопот не доставят.
Писклявый голос подхалимничал:
— А когда? Когда доберёшься?
Подслушивая, друзья распластались по полу, только всё равно плохо слышали и совсем ничего не видели.
— Хоть бы одним глажочком взглянуть, кто это там такие планы штлоит, — сокрушалось эхо. — И клышку не отклоешь, она шклипит, как телега.
Лешик огляделся.
— Вон смотри, — мальчик указал в сторону окна. Там в углу стояла коробка, из-под неё тоже шёл зеленый свет. — Её мы сможем отодвинуть тихо, а там, похоже, дырка в полу.
Лешик оказался прав, когда они отодвинули коробку, их почти ослепил яркий зелёный свет. В полу не было одной половицы: дом-то старый.
Ехех осторожно свесился вниз, весь обратясь в слух. Через некоторое время вынырнул обратно и доложил:
— Туманношть там какая-то летает: желёная, шветитьшя, молда ешть, но это точно не эхо, дух что ли какой-то, он шо штенкой лажговаливает. Шам можешь пошмотлеть. Это штенка что ли на Дымчатый леш напашть шобралашь?
Лешик тоже свесился вниз.
— Скоро-скоро. Я уже всё придумала. Через три ночи все ведьмы соберутся на шабаш. Им не до меня будет, — шипел голос. — Вот тогда сюда Котёл притащу, и открою этот проход. И мне уже никто не помешает.
— О, великая Клифа, о, моя госпожа, — бубнил писклявый дух. — Значит, ровно через три ночи границы сотрутся, жители Дымчатого леса, осчастливленные твоим господством, станут служить тебе верой и правдой, до судорог в пальцах, до мурашек по пяткам.
— Ну, в общем, как-то так!
Лешик слушал и не мог оторваться, он уже по пояс свисал с потолка и даже смог разглядеть щель в кирпичной стене, откуда голос этой самой Клифы слышен был.
Это не полопанные шарики и порванные ленточки ― вот беда, так беда! И беда эта грозит всему Дымчатому лесу!
Вдруг он почувствовал, как что-то мокрое и холодное скользнуло по его пятке и какая-то неведомая сила потянула его за штаны. От испуга и неожиданности мальчик дернулся, ударился затылком о пол и вылез из дырки. Рядом сидел гигантский Бабась и смотрел на него большими удивленными глазами. Лешик тоже ошалело оглядел собаку: когда он видел его в последний раз, тот был вдвое меньше! За спиной псины подпрыгивал Ехех, показывая руками, ногами и всем чем мог, что вести себя надо тише, ― могут же услышать! Мальчик подумал, что он и не собирался шуметь, ну, подумаешь, собачка подросла… но когда лохматое чудище невинно поинтересовалось: « А чего это вы тут делаете?» ― эта мысль куда-то испарилась, зато из зажатого рта вырвался сдавленный писк.
Внизу сразу всё стихло, затем голос из-за стенки приказал:
— Иди, проверь. Там кто-то есть! Нельзя что б о наших планах стало известно раньше времени!
Друзья спрятались за коробку, вжались в стенку. «Хорошо, что прозрачный», ― думал Лешик. Вовремя зельеца выпил. В темноте почти незаметен. Разговорчивой псине пришлось зажать пасть. У той от возмущения глаза на лоб полезли, но вырваться она не смогла. Из погреба выглянула зеленая голова, повернулась по кругу и исчезла вновь.
Тут же писклявый голос отчитался:
— Тут в доме девчонка живёт. Это её тупая псина шастает. Не беспокойся, моя госпожа — всё тихо.
— Вот это хамство! — возмущался Бабась, не то на эхо с Лешиком, не то на зеленого духа. Боясь, что их обнаружат, мальчик приложил палец к губам и потащил собаку на улицу.
— Варя в колдовстве упражнялась? — предположил Лешик, погладив пса по голове.
— Она, — подтвердил Бабась, лизнув мальчика в щеку. — Талантливая девочка, настоящая колдунья.
— Это она поголячилашь, — прокомментировал Ехех. — Недолажумение вышло. В чемодан не помещался, она его уменьшить хотела. Эх-хех! Колдует наплаво и налево, а лежультат галантиловать не может.
Бабась показал ему язык:
— Сам ты недоразумение фиолетовое! А я полноценная личность! Е-хо-о!
— Можно подумать, от него ланьше шума мало было! Так он тепель ещё и бубнит беж оштановки! — возмущалось эхо.
— Это ты бубнишь! А я делюсь мыслями. Конкр… конкретно и по шу… по существу!
— Ну, поделишь! Чего тепель делать? — Ехех обиженно отвернулся и зевнул. На улице светало.
— Не знаю. Надо всем рассказать. Вот, попали! Ага! — выдохнул Лешик, взлохмачивая волосы. — Я к Лесе, пусть всех собирает. А вы Варю задержите. ― Мальчик уже бежал в сторону большой поляны.
— А чего у него вид какой странный? Прозрачный, — поинтересовался Бабась. — Это модно?
— Это желье! Только не плавильное какое-то!
— Да… — протянул пес. — От него весь лес разбежится и эта ваша феечка в обморок шмякнется.
Ехех пожал плечами.
— Ну и как мы заделжим Варю? Что-то мне подшкажывает, что ш колдуньями это не плошто.
— Сейчас все окна и двери, щелочки и дырочки занавесим, она подумает, что ночь и ещё немножко поспит, — предложила псина.


ГЛАВА 9

— И ты действительно рассчитываешь сохранить свои полёты в тайне? — промурлыкал кто-то с высоты.
Кот Феликс восседал на своей любимой берёзе. Всю ночь сторожил, рассчитывая, наконец, подкараулить главную ведьму, свою хозяйку за подозрительным занятием.
Ведьма не удостоила кота взглядом, только плотнее надвинула капюшон. Туманное и влажное утро не благоприятствовало прогулкам.
— Ничего такого страшного я не делаю, — раздражалась она. — У меня есть право покидать Тёмные горы. И могут быть дела.
— Угу, — признал Феликс. — Только я послушаю потом, что ты расскажешь, когда сюда придут и спросят: «А чего это ты шастаешь каждое утро куда ни попадя, на неподобающей для ведьмы высоте? Уж не внучку ли прикрываешь?»
— Мне терять нечего, — уверенно сказала Рина. — Варю я не брошу.
— На её поиски целое полчище ворон отрядили, и каждый раз они ни с чем возвращаются! А ты одна её найти хочешь?
— Вот именно! Пока не поздно, я должна её найти! Я просто обязана спасти внучку! Это я все начала, а уберечь её не смогла!
— Отлично! Когда вдвоем будете держать оборону против всех ведьм Тёмных гор, приглашение мне пришлите. Я вам тылы прикрою.
— Не ворчи, Феликс! И так тяжко. — Рина взялась за метлу.
— Я не ворчу, я думаю. — Кот спрыгнул на крыльцо и поёжился. Туман противно прилипал к пушистой шерстке. — Ты там того, аккуратнее летай и это, с девочкой поласковей.
— Не сахарная — не растает! — отрезала ведьма и взмыла в небо.
— Может и не сахарная, но такая ранимая… — хмыкнул кот.
Сырость котам не на пользу. Феликс поспешил убраться с улицы, поэтому он и не расслышал, как неподалеку хрустнула ветка.
Это толстая неуклюжая Нина ворочалась в кустах. Вот это да! Узнать такое! Главная ведьма разыскивает внучку-преступницу! Совет ведьм это не одобрит. Толстушку даже зазнобило от таких новостей.
— Надо быстрее Клифе рассказать! — Она на карачках отползала со своего поста.
«Поделюсь такой тайной и тогда точно помиримся! — мечтала толстушка. — А то ходит вся такая загадочная, таинственная, важная, будто больше всех знает. А тут я, вон с каким секретом! Она точно обалдеет!»
Ведьма катилась по тропинке, трепыхаясь от радости:
— Клифа оценит! Она поймет! Кто! Ей! Настоящий друг!
— Стоп! — Нина резко встала посреди дороги. — А зачем рассказывать? Лучше я ей сюрприз сделаю! Доложу-ка я совету, чем главная наша занимается в свободное от работы время! А когда ведьмы прижучат и бабку и внучку, то-то Клифа обрадуется!! Вот она мне спасибо скажет!!! — Нина развернулась и засеменила на совет ведьм.




ГЛАВА 10

Никогда ещё Варя не чувствовала себя так странно. Проснулась среди ночи в совершенно тёмной комнате и совершенно ясно поняла, что больше не заснет. Ну ни на секундочку! Розовый в цветочек сон улетучился. Может, она и от жёлтого с бабочками не отказалась бы, да только он что-то не спешил.
— Вот только бессонницы мне не хватало! — ворчала маленькая колдунья. — Глупости! Разнервничалась ― из-за ерунды! Бессонница колдуньям ни к чему. Не свойственно это им.
Просто лежать с открытыми глазами было неинтересно. А в комнату не проникал ни один, даже самый крошечный лучик света. Ни от луны, ни от звёздочек. Девочка завернулась в одеяло и пошла на крыльцо — ночным небом любоваться.
С улицы доносились голоса.
— Вот народ! Непонятливый и неугомонный! — бурчала Варя. — Покоя я им не даю! Даже ночью под окнами шастают. Ну, я им сейчас устрою!
Она резко толкнула дверь и невольно прищурилась от яркого света. Вот тебе и ночь!
— Вам чего, вчера мало было? — крикнула Варя, приоткрыв один глаз. — За добавкой пришли?
— С добрым утром! — Лешик улыбался во весь рот.
— С добрым утром! — вторили ему Леся и зайцы, тоже радостные и улыбающиеся.
Ёщё несколько приветствий послышалось с поляны. Маленькая колдунья, наконец, разглядела гостей. Всё те же обитатели Дымчатого леса топтались на поляне перед её домом. Только вид теперь у них был смущённый и извиняющийся. Лешик и фея сидели за столом под дубом. Бабась занял качели. Ехех выглядывал из дупла.
— Ну-ну, и вам здрась-те, — Варя подняла брови. — Чего пожаловали-то, по какому поводу собрание?
Феечка вышла вперед и решительно заговорила:
— Мы вчера были не правы. Совсем-совсем. Ты совершенно ни в чем не виновата! Мы хотим извиниться! Правда-правда!
Маленькая колдунья опешила. Зайцы захлопали ушами и нараспев произнесли:
— Прости нас пожа-ал-ста, — они смущенно опустили головы. — Это мы не нарочно, по недоразумению, по глупости. Не хотели в общем. Прости нас пожала-ал-ста!
Из толпы донеслось:
— Да-да… Так получилось… Мы не подумавши… Мы не хотели…
Варя засмущалась и даже слегка покраснела:
— Да ничего. Вы тоже меня простите, я обычно не колдую так… так…— тщательно подбирая слова, девочка беспомощно топталась на месте. — Ну, словом, погорячилась я, прошу прощения.
Все счастливо заулыбались.
— Я, это… оденусь, пойду! — промямлила маленькая колдунья и скрылась за дверью.
Варя пребывала в такой растерянности, что платье наделось задом наперед, носочки попались разного цвета, а сандалии оказались обе правые. С одеванием она возилась долго, и очень удивилась, когда застала гостей все на тех же местах.
— Какой у тебя вид странный! — изумилась Варя. Только сейчас девочка заметила ненормальную прозрачность Лешика: «Съел неизвестно чего, а все, небось, думают, что это я его заколдовала».
— Зелье бракованное попалось! Неважно, — отмахнулся мальчик. — Мы знаем, кто праздник испортил. Мы тут с Ехехом…
— Ваф! — подала голос собака.
— …и с Бабасем ―всю ночь в засаде просидели.
Колдунья щёлкнула пальцами за спиной и Лешик принял свой естественный вид. Только волосы чуть зеленее сделались. Присутствующие ахнули. Варя облегченно выдохнула. Обошлось! А то мало ли? Вон с Бабасем как получилось!
— Мы знаем, кто праздник испортил! Ага! У тебя в погребе злобный дух обитает! А за стенкой ведьма Клифа. Вот! — выпалил мальчик.
Варя вздрогнула. Всё это конец! Ведьмы в Дымчатом лесу! Она пропала! Страх и паника холодными противными мурашками забегали от макушки до пяток.
— Это ещё не всё! — добавила Леся. — Она собирается на Дымчатый лес напасть. Да-да-да! Намеревается покорить и заколдовать всех жителей. Ужас какой!
— Ага! Через три дня в полнолуние! Ой! Из-за стенки выберется и всё! Нам конец!
— Из-за стенки, говоришь? — Маленькая колдунья немного успокоилась. Пока, вроде ничего не угрожает.
Вместе с новыми друзьями она спустилась в погреб. Смелости Бабася хватило только на то, чтобы свесить уши в дырку.
Варя внимательно рассмотрела стенку. Кирпичная. Единственная кирпичная во всем деревянном доме. В щёлочке было темно и тихо. Но если за этой стенкой ведьма… и Тёмные горы, значит…
— Это заколдованный проход! — сказала она. — И, что бы попасть сюда, ведьме надо его сначала открыть.
Варя пребывала в крайней задумчивости. С одной стороны Клифа наверняка держит свои планы в секрете и не захочет огласки. А с другой стороны, какая для неё, собственно, разница. Она тоже не желает обнаруживать свое присутствие! Не хочется, знаете ли, на костёр! Единственный выход: надо бежать!
— У нас ещё есть время! Правда, совсем немножко, — причитала Леся, трепеща крылышками. — Нужно что-то делать!
— Это точно, — согласилась маленькая колдунья, — ещё есть время удрапать подальше!
— Что?!
— Убежать! Что-что!? Улететь! Ускользнуть! В общем, у кого как получится.
— Мы не можем отсюда уйти! Совершенно не можем. Это наш дом! — возмущалась фея.
— Ну, будет дом в другом месте, — Варя пожала плечами.
По ней так она бы и на луну сбежала, лишь бы подальше от ведьм.
— Нет-нет-нет! Нам это совершенно не подходит! — лепетала фея. — Пока ведьма сюда не добралась надо придумать, как её задержать!
— Нет! — отрезала колдунья. — Нельзя! Не получится! Клифа не маленькая девочка. Она настоящая взрослая ведьма! Если она решила нарушить закон Тёмных гор и напасть на Дымчатый лес, значит, она придумала что-то грандиозное, хорошо подготовилась и ни перед чем не остановится. И, уж поверьте мне, она собирается с вами не в мячик играть и не чаи распивать.
— Мы готовы защищать наш дом! — сообщила Леся (девочки в розовых кружевах, тоже бывают воинственными!). — Добро всегда побеждает зло! Нужно только сильно постараться, взяться за дело всем вместе и всё получится. — Она назидательно покачала головой.
— Ты! — Варя топнула ногой.
Учительский тон феи жутко раздражал. Даже слова никакие в голову не приходили: очень хотелось превратить девчонку в сову или хотя бы тюкнуть, чем-нибудь тяжелым. В желудке противно заурчало. Столько всего с утра произошло, а она ещё даже не завтракала.
— Слушай! Клифа устроит здесь ад! Это не чертополох палками колотить. Дождь, ураган, град, молнии, стаи упырей, чертей!!! И кто знает, что ей ещё в голову придет! От леса останутся руины, несколько пеньков и куча щепок!
— Ой-ё-ёй! Но мы не можем покинуть лес, в котором жили всю жизнь! Да? — Взгляд Лешика блуждал по сторонам и никак не мог остановиться. — Что же нам делать?
— Ну вот, и ты туда же! Бежать! Другого выхода нет, — взвилась колдунья. — Во всяком случае, я собираюсь свалить отсюда ещё сегодня!
— Значит, ты не будешь нам помогать? Совсем-совсем? — переспросила фея.
— А чем? Я ничем не могу помочь. — Варя развела руками.
Леся отвернулась. Маленькой колдунье даже показалось, что на её глаза навернулись слёзы. Фея пошла прочь с поляны.
— Ты нас бросаешь? — обиженно, будто не веря, спросил Лешик.
— Я правда ничего не могу сделать.
— Ну, пока, — попрощался мальчик и побежал догонять друзей.
— Я же говорила, она нам совсем-совсем не поможет… — донеслось до Вари.
Маленькая колдунья вздохнула и уселась на крыльцо.
Бабась вытащил из дома чемодан.
— Нам пора! — напомнил он. — Е-хо-о! Полетаем!
— Я есть хочу, — ответила девочка собаке и скорчила рожицу.
Бабась вздохнул. Он явно не приветствовал обед в доме, где в любой момент может появиться ведьма вместе с армией непонятных и очень неприятных существ.
— Может, в другом месте поедим? А? — предложил он, озираясь, по сторонам.
— Ты, можешь вообще ходить голодный! — фыркнула Варя. — А ещё могу обратно в пенёк превратить? Или ты думаешь я не поняла, кто мне окна завесил?
— А чего сразу я-то? Вон фиолетовый тоже постарался! — Псина трусливо спряталась за дерево.
Эхо Варин гнев не впечатлил. Ехех угнездился на стул и внимательно наблюдал за девочкой:
— И чего? Шовшем ничего шделать нельжа?
Колдунья покачала головой.
— Вше блошишь и улетишь?
Варя, тяжело вздохнув, кивнула.
— И не уговаривай! Ваф! — вмешался Бабась. — Погода летная, видимость отличная, нас ждут распахнутые небеса! Е-хо-о! — С грацией хромого мамонта он выплясывал вокруг стола.
— Ешь и молчи, — одновременно гавкнули Варя и Ехех.
Псина надулась, сгребла пирожок и удалилась от стола.
— Как-то же можно оштановить колдовштво!
— Наверное можно! Только это очень сложная магия и я такой не знаю! Плохо училась, понимаешь? Сама не знала, как от магии оградиться… А ведь точно! Ехех, да ты умница! — Варя так резко вскочила и так громко закричала, что эхо и пес дружно вздрогнули.
— За мной! — скомандовала маленькая колдунья. — Не бывать ведьме в Дымчатом лесу.
В погребе было всё так же темно, пыльно и тихо.
— Феликс говорил, что колдовство через соль пройти не может.
— Феликс — это колдун? — уточнило эхо.
— Вроде того. — Варя хлопнула в ладоши.
По стенке проползла сначала изморозь, а через секунду её покрыла мутная полупрозрачная толща, похожая на лёд или стекло. Любопытный Бабась обнюхал её, лизнул:
— Солёно! — подтвердил он.
— Тепель ведьма шуда не добелётшя? — спросило эхо.
— Теперь сюда не сможет проникнуть колдовство, а значит, она не сможет открыть портал, — размышляла колдунья. — Ну, я так думаю.
— Е-хо-о! Теперь мы можем лететь? — Радостная псина выскочила на улицу.
— Нет! Теперь мы поедем обо всем рассказывать.
— Поедем?
— Угу!
— Поедем!? А-а-а! Отойди от меня маленькое чудовище! — Бабась попытался дать дёру, но Варя щелкнула пальцами, ноги у пса разъехались и он шмякнулся наземь.
— Поедем, Бабась! Ещё как поедем! — заверила девочка, залезая на спину собаке.
— Хорошо, — покорно согласился пёс, — но только в этот раз. В виде исключения. Я путешествовать хочу, — ворчал Бабась. ― Я хочу быть летучей собакой.
— Позже, — пообещала маленькая колдунья. — Пока побудешь ездовой.
Ехех беззвучно хохотал, сотрясаясь всем туманным телом.
— Тоже мне, лошадь нашла! — бубнил Бабась.
— Ничего-ничего, поскакали! Э-ге-гей!
…А в погребе по солёной стенке в панике метался Глинс.
— Ай-ой-ей! Ох-ох-ах! Как так? А-а-а!
Потом он свернулся калачиком в уголке и тихонечко заскулил.

ГЛАВА 11

Не то Варя оказалась хорошей наездницей, не то Бабась вошел во вкус, но до Большой поляны доскакали с ветерком. С тормозами оказалось хуже. Упираясь всеми четырьмя лапами и активно помогая хвостом, пёс врезался в толпу. Народ бросился врассыпную, наступая друг другу на ноги, спотыкаясь, падая, затаптывая выращенные феей цветы. Бабась проехался по поляне ещё немного и остановился.
— Потом опять будут жаловаться, что это я им шишек наставила, — недовольно проворчала маленькая колдунья, сползая на землю.
— А я предупреждал! Я тебе не лошадь!
«Всё-таки летающий транспорт удобнее и сговорчивее, ― подумала Варя, ― хотя не все посадки бывают удачными».
Народ потихоньку стал возвращаться и вопрошающе поглядывал на девочку. Чего это она вернулась? Только Леся и Лешик не шелохнулись, наблюдая за вторжением. Фея, как каменное изваяние, застыла на своем розовом пеньке. «Да уж, не самый естественный цвет для огрызка дерева», ― хмыкнула Варя. Леся была испугана и удивлена, но не подавала виду. Лешик смотрел восхищенно и изумленно, только что в ладоши не хлопал.
Маленькая колдунья изо всех сил улыбалась всем и каждому в отдельности, стараясь сгладить неловкость. Псина топталась на месте, пытаясь прикрыть пушистым задом помятую клумбу.
— Ты передумала! Ух-ты! Ты нам помогать будешь? — радостно спросил Лешик.
— Ну… — замялась Варя.
— Она не может нам помочь. Она уже говорила. — К Лесе вернулся дар речи.
Она махнула палочкой в сторону клумбы и Бабась с визгом отскочил, обалдев от неожиданного роста цветов.
— Здорово у тебя получается, — похвалила работу маленькая колдунья.
— Да уж, и мы кое-что можем. Настоящие цветы, это тебе не чертополох.
— Но от ведьмы букетиком не прикроешься, цветы ей до лампочки, — мстительно заметила Варя.
— Но и тебе предложить нечего, — поджала губки феечка.
— А чего предлагать-то? Я уже всё сделала. Ведьма сюда не пролезет.
— Правда?! Ух-ты! А как это? — глаза Лешика сделались большие-пребольшие, счастливые-пресчастливые.
— Ты же сама говорила…
— А потом я кое-что вспомнила, — раздраженно пояснила маленькая колдунья. Вечно эта феечка чем-нибудь недовольна. — Колдовство не может через соль проникнуть. Вот солью я всю стенку и прикрыла. Теперь ведьма портал-проход открыть не сможет и сюда не доберется.
— Ура! Варя молодец! — Обитателям леса даже не очень важно было, как именно, главное ― что они все спасены.
Ой! Что тут началось! Варю обступили со всех сторон — благодарили, обнимали, приглашали в гости… И маленькой колдунье это очень даже нравилось. Знаете ли, очень приятно чувствовать себя нужной и любимой. Озабоченный и подозрительный взгляд Леси ни капельки не портил настроение. А Лешик больше всех радовался и восхищался. Здорово!
Жители Дымчатого леса подхватили девочку на руки и кричали :«Ура!». «С ума сойти!» — восторженно думала Варя.
Недолго думала.
Пару минут.
А потом в небе появилась крошечное пятнышко. И на светлом голубом небосводе маленькая колдунья безошибочно узнала силуэт ведьмы на метле!
— А-а-а-а-а-а-а-а! — этот недостойный крик вырвался у Вари раньше, чем она успела подумать. — Ма-а-а-мочки!
Девочка тут же оказалась на земле. Перепуганные зверушки расступились, недоумевая, что же привело их героиню в такой ужас.
— Ведьма! Там ведьма! — Колдунья тыкала в небо пальцем и в панике оббежала кругом ближайшее дерево, разыскивая укрытие. Но, как назло, на дереве даже дупла не было. Она притянула на себя две нижние ветки. С таким же успехом слону можно было попытаться спрятаться за тростинкой.
— Ой-ой-ой! Ай-ай-ай! Ведьмы наступают! Мы пропали! Все погибли! — заголосили обитатели леса, едва разглядев приближающееся объект.
Некоторые сразу дали дёру.
— Да причем здесь вы? Зачем ей вы? Это меня она ищет! Всё, мне конец! — Варя сползла на землю и уронила лицо в ладони.
— Почему? Почему тебе конец? — волновался Лешик.
— Потому что я закон нарушила. Древний закон ведьм. А может и не один, — пояснила Варя. — Наверное на месте прибьют. Хотя могут и на костёр потащить. А-а, — девочка махнула рукой.
На поляне повисло молчание. Как-то очень всё неожиданно и стремительно получалось. Думать было некогда. Ведьма уже отчетливо виднелась над верхушками деревьев и явно шла на снижение.
— Не надо впадать в панику раньше времени! — вдруг произнесла Леся. — Мы тебя спрячем.
Она махнула волшебной палочкой и дерево, под которым сидела Варя, подняло свои корни, как осьминог щупальца, открывая небольшую норку.
— Давай, залазь туда! — Леся подтолкнула сомневающуюся колдунью. — Да не бойся же ты! Всё получится! Честно-честно!
— Я и не боюсь! — фыркнула Варя.
Собственно чего она? Хуже уже не будет.
Демонстрируя бесстрашие и единство с хозяйкой Бабась залез следом. В норке, где места еле хватало на неё одну, стало совсем не повернуться. Но с собакой было как-то спокойнее.
— Расходитесь-расходитесь! — командовала Леся. — Или хотите нос к носу с ведьмой встретиться?
Вокруг дерева, где пряталась маленькая колдунья, по велению феи активно разрастались розовые кусты, непроходимым кольцом укрывая корни и Варино убежище. Лесной народ разбежался с поляны. Наиболее храбрые и любознательные выглядывали из зарослей. Лешик остался с Лесей и сосредоточено ждал, когда ведьма, которая уже спешилась, к ним подойдёт.
— Здравствуйте! — вежливо приветствовала гостью Леся, и Лешик подумал, что фея очень смелая.
Хотя, на вид, ничего страшного в ведьме не было. Ни тебе носа крючком, ни противных бородавок. Обычное лицо, только печальное. Тёмный плащ с капюшоном и метла. Нормальная, такая тетка.
— Рады вас видеть. Хотите чаю?
«Вот дурная, — подумала Варя. — Чай распивать собралась. А я чего же? Буду тут сидеть и ждать?»
Сидеть и вправду было очень неудобно: тело затекло, Бабась не то он нетерпения, не то от волнения егозил, наступал на руки и ноги, толкался и сопел, на голову сыпались жучки-паучки… Хоть и не страшно, а ― противно.
— Спасибо тебе девочка, не нужно. — Маленькая колдунья узнала голос бабушки. Сердце сжалось. — Скажите лучше, вы не видели здесь маленькую, примерно как вы, рыжеволосую девочку?
(— Зря я на всё это согласилась, — прошептала маленькая колдунья. — Эта феечка и врать-то поди не умеет. Вся такая вежливая и воспитанная.
— А я тебе говорил! Надо было ещё утром улетать! — проворчал Бабась.)
— Нет, не видела, — без зазрения совести соврала Леся.
— Не-а! — подтвердил Лешик.
— Может быть мимо проходила, или пролетала? — настаивала ведьма, подозрительно рассматривая толстый дуб.
— Она фея? Вы сказали «пролетала»? — поинтересовалась Леся, глядя на ведьму самыми добрыми, наивными глазами и похлопала прозрачными крылышками за спиной.
— Нет, она просто девочка, а летает ― на чемодане. Может ещё на чем-нибудь. — Женщина внимательно всё осматривала и медленно приближалась к Вариному укрытию. — А чего это у вас розы вокруг дуба выросли?
Голос бабушки совсем приблизился. Варя замерла. Перестала дышать. От ужаса даже пятки зачесались… Вдруг Бабась выпрыгнул из норы и звонко тявкнул!
— Тьфу ты! Пенёк с ушами! — ведьма вздрогнула и отступила.
— Я могу любые цветы вырастить! — хлопая ресницами, сообщила фея и тут же это продемонстрировала. Вокруг ведьмы стали разрастаться розы и тюльпаны, пионы и колокольчики. — Вы какие любите?
— Я, пожалуй, пойду, — предложила женщина, пятясь назад. — Полечу.
— Ну, счастливого пути! — радостно и дружелюбно пожелал Лешик.
— Прилетайте к нам ещё! — пригласила фея.
— Дурдом! — подытожила Варя.
Ведьма оседлала метлу и поднялась в воздух. С поляны ей приветливо помахали вслед. Бабась потявкал.
— Ой! Ты же говорила, что феи всегда говорят правду? Ага.
— А я и сказала правду. Честно-честно. Маленьких девочек здесь не было. Варя не просто девочка ― она ведьма!
— Ну-ну!
Стоило гостье скрыться за верхушками деревьев, как маленькую колдунью обступили со всех сторон, любопытничая, требуя объяснений и рассказов. Смахивая с себя веточки и паутину, Варя прикидывала, чего бы такое рассказать, чтоб отстали. На помощь неожиданно пришел Лешик.
— За то что Варя помогла нам, её теперь разыскивают и хотят наказать. Вот! И мы будем её прятать и ещё помогать! Вот!
Ошалевшая колдунья кивнула в подтверждение.
— Да-да! — согласились жители Дымчатого леса и, поняв, что больше объяснять им никто ничего не будет, потихоньку разошлись.
— Может поедем к нам, чаю попьем? — предложила Варя.
Уж Лесе и Лешику придется все рассказать. Как она только во все это вляпалась? Когда успела?
Пёс сел на траву и выпучил глаза.
— Куда поедем? Все поедем? Может, ты ещё ко мне телегу прицепишь, и я всех катать буду? Я не лошадь и даже не пони! Троих не повезу!
Бабась хлопнул лапой по земле, что, видимо, означало его последнее слово.
— Для пони ты действительно великоват, — хихикнула колдунья. — Пойдемте, а то там Ехех наверное уже от любопытства позеленел.
Варя обняла собаку за шею одной рукой, и компания зашагала к домику.


ГЛАВА 12

Варя изо всех сил старалась заснуть. Ворочалась, вертелась в кровати. И слоников считала и баранов, и противное теплое молоко пила ― только сон всё равно не приходил. Ну ни в какую! Фу! Села на кровати.
Такой хороший вечер был. И чай пили и болтали, и на качелях качались! Она всё-всё-всё рассказала друзьям. И про Котёл, и про подслушанный разговор, и про побег.
— Ты очень храбрая, — восхищался Лешик.
— И все равно колдунья, раз колдовать можешь, — решила фея.
Все гости давно разошлись. Бабась дрых под кроватью и дергал лапой во сне.
— Что-то здесь не так! — прошептала маленькая колдунья в темноту.
Непонятно что, но что-то её волновало. В голове вертелось так много мыслей, что даже удивительно, как они там помещались.
И чего это бабушка прилетала? Чтоб сама главная ведьма разыскивала беглянку, пусть даже и внучку? Вообще непонятно. Послали бы каких-нибудь мышей летучих или ворон пучеглазых и дело с концом. А Леся молодец! Не струсила! Ловко бабулю вокруг пальца обвела! И зачем Клифе Дымчатый лес? Интересно, а стенка выдержит? Варя её десять раз проверять бегала. А может и больше: просто дальше она считать не умеет.
Девочка рухнула на кровать. Натянула на себя подушку и одеяло, и ещё две подушки наколдовала сверху. Вот! Темно! Тихо! Может ещё раз кого-нибудь посчитать? Мышек, зайчиков, медвежат?
Вот так и уснула под подушками, в темноте и глухоте. Поэтому не услышала, как хрустнула её солёная стенка и осколки глухо разлетелись по деревянному полу.
В это же время Ехех сидел на краю дупла и болтал ногами. На тёмном бархатном небе одна за другой зажигались яркие звездочки.
— Интелешно, живет ли кто-нибудь там навелху? Как мы думает, чувштвует, пиложки жует? Вон какая-то пложлачная туманношть, очень похожая на ночное небешное эхо…
Славно получилось. Варя со всеми помирилась, подружилась и никуда не собирается улетать. И ведьма надёжно заперта. Можно спать спокойно. Для полной убедительности эхо отправилось ещё раз на стенку полюбоваться. Спланировало в дом, без задней мысли, откинуло крышку погреба и ― обалдело. Среди белых мерцающих осколков, оставшихся от солёного покрова стены, летал мерзопакостный зелёный дух, и, как ни в чём не бывало, разговаривал с ведьмой:
— Маленькая рыжая и вредная девчонка. Колдует! Ого-го как! Все её Варей называют!
— Варя, говоришь? Рыжая? Не может быть! — злилась ведьма. — Опять она! Мерзкая девчонка! Выскочка! Везде она! Ух, как я её ненавижу!
— Тут все веселились, радовались, кричали, что навсегда от тебя избавились! Праздник у них будет! Как я переживал! Как волновался! Ого-го!
— Сейчас я им устрою праздник! — зловеще прошипела Клифа. — Сейчас я тебе гостей пришлю! Вы уж там повеселитесь! Постарайтесь! Девчонку только не разбуди!
— О-о-о! Конечно, моя госпожа, — затрепетал Глинс: у него даже ручонки зелёные затряслись от восторга.
— Я хочу, чтобы вы всё смели на своем пути, разрушили и поломали всё что встретите, — самозабвенно перечисляла ведьма. — Пусть знают, что со мной шутки плохи. Если я отсюда могу превратить Дымчатый лес в развалины, то когда я открою проход, то сравняю их дома с землей. Пусть зверушки боятся и дрожат уже сейчас, я совсем близко, и нечего ждать защиты от этой сопливой девчонки. А уже завтра сама явлюсь в трепещущий и покорённый лес.
Ехех застыл от ужаса и не мог пошевелиться. Клифа разошлась не на шутку. Надо срочно будить Варю. Он постарался бесшумно уйти, но, увы, его заметили. Ведьма истошно завизжала.
— Нас подслушивают! Лови! Оно не должно уйти!
Эхо отчаянно улепётывало, но выпущенное Клифой заклинание настигло его, и он недвижимым камнем рухнул на пороге дома. Теперь Ехех не мог ни пошевелиться, ни закричать. Только печально подумал: «Каменное эхо — это олигинально». Над ним склонился зелёный дух:
— Ого! Хороший камушек, молчаливый, — Глинс спихнул застывшее эхо со ступенек. — Полежишь пока тут. Нечего нам мешать!
Возразить не было никакой возможности. Ехех молча лежал у входа, и с ужасом наблюдал, как из погреба вылезла стая упырей, чертят и ещё каких-то существ, совершенно не понятных и ну о-о-очень неприятных. Под предводительством зелёного они помчались в лес.


ГЛАВА 13

— А-а-а-а! Чего ещё! — кричала Варя спросонок.
Ей мерещилось, что на неё напали и душат. Бац! Жуткий грохот! Сдавленный крик. Треск! Плеск! Девочка проснулась.
На полу в луже воды и куче барахла из шкафа, перевязанный верёвками, сидел Лешик. Рядом валялась разбитая ваза, подаренная Лесей накануне, букет цветов, и вяло, как объевшаяся жаба, трепыхалась подушка.
— Ты чего тут делаешь? — спросила маленькая колдунья, приказывая веревке размотаться и свернуться в аккуратный клубочек.
— Ой! А ты чего колдуешь куда не попадя? Ага! Совсем что ли не смотришь? — освобожденный мальчик потер бока.
— А нечего меня во сне пугать! — ворчала Варя. Лужа самовольно высохла, вещи расползлись по своим местам, а ваза склеилась. — Извини.
— Да у нас там не во сне! У нас наяву есть чему пугаться! Ведьма вырвалась!
— Нет! Не может быть! — колдунья кинулась в погреб, увидела осколки. Но кирпичная стена целехонькая, даже без дырок, значит портал закрыт?!
— Да пошли же скорее, — Лешик теребил девочку за руку. — Ой-ёй-ёй! Там на лес напали!
Варя побежала за мальчиком. На улице было ещё совсем темно. Наколдованный фонарик тускло освещал дорогу.
— Ты её прям сам видел?! Ну, ведьму?! — спросила девочка.
— Нет, не видел! Но и без ведьмы… Смотри!!!
С жалобным писком им на встречу летел скворец. Его преследовало красное волдыристое существо и тыкало в птицу палкой.
— Упырь! — опознала существо Варя и щелкнула пальцами. Мучитель исчез, а скворец без сил рухнул на землю.
— Их по всему лесу тучи! Горы!
— Они не настоящие, это мороки! Ну, как бы духи, а не сами упыри! Взаправдашних Клифа не может через стенку наколдовать!
— Ага! Только дерутся очень даже по-настоящему, — возразил Лешик, пристраивая скворца на дерево.
— Я не знаю… Они от солнечного света должны, вроде, исчезнуть…
— Но до рассвета ещё очень далеко!
У Вари под ногами хрустнул тонкий лёд.
— Вот гадство! Лето же, откуда лед?
— От этих! — Лешик указал вперед. Там ещё один упырь преследовал белочку. Варя рассеяла и его. — Синие снегом кидаются, воду замораживают.
— Ну и больная же у Клифы фантазия всё таки.
— Они до утра весь лес погубят! Надо что-то сделать!
— А-а-а! — в голову ничего не приходило, хоть об дерево бейся.— Я не знаю! Нужен настоящий солнечный свет! Не фонарики!
— Так притяни! Леся рассказывала, что солнце светит всегда, только видно его с одной стороны Земли, а на другой не видно! Значит, если у нас ночь, то там, с другой стороны ― день, и там светит солнце!
— Солнце большое, я не смогу его притянуть! — Варя всегда предполагала что Лешик преувеличивает её способности, но не настолько же!
— А свет?! Только свет! — настаивал мальчик.
— Солнечные зайчики?
— Давай!
— Ох и выйдет же мне это боком! — пробормотала маленькая колдунья, но тут же сосредоточилась, сильно зажмурилась и даже сжала руки в кулачки.
— Ну? — спросила она.
— Пока ничего, — сообщил Лешик. — Ой, смотри!
Сначала один яркий желтый луч ворвался в Дымчатый лес. За ним ещё один, и ещё! Сразу стало светло как днём. Лучи рассыплись на сотни светящихся пятнышек — солнечных зайчиков. И теперь уже упыри носились в страхе и панике, пытаясь спрятаться и скрыться.
— Хорошо бы ещё эти зайчики потом сами рассеялись, — проворчала Варя, — а то притащатся под утро, спать не дадут!
Поняв, что победа не на их стороне, Глимс решил вернуться в погреб. Прикидываясь то пенёчком, то грибочком, он пробрался к домику, поближе к стеночке и драгоценной книге.
— Ничего-ничего, это пока мы несем потери! А вот завтра моя хозяйка придёт. И мы ещё поглядим, чья возьмёт!
На пороге он ещё раз, от злости, пнул фиолетовый камень — застывшего Ехеха ― и нырнул в погреб.


ГЛАВА 14

— Ну как же это она стенку разбила?! — возмущалась колдунья. — Феликс никогда не ошибается!
Леся, Лешик и Варя возвращались домой. Солнечные зайчики оказались охотниками не промах. Они настырно преследовали упырей и чертенят до полного их рассеивания. Конечно некоторым морокам удалось спрятаться, но они развеются с приходом утра. Рассвет уже почти наступил. Верхушки деревьев окрасились в розовый цвет. Вот-вот должно выглянуть солнце. А поломки? Поломки можно починить. Главное, обошлось без жертв. Но это пока.
— Надо ещё что-то придумать! — сказала фея. Чумазая, в разорванном платье с дрожащими губами, она чуть не плакала.
— Это я во всем виновата! — сокрушалась Варя. — И не помогла, и ещё и ведьму разозлила!
— Да что ты такое говоришь! — замахал руками Лешик. — Если бы не ты, мы бы уже все погибли!
— Это ужасно! Невозможно! — всхлипывала Леся. — Что же теперь делать?
На крыльцо вышел заспаный Бабась.
— Я очень хорошо охранял дом! Ваф! — сообщил он. — В твое отсутствие никого не было!
— Верю! Если кто-то и был, ты его проспал! — пожурила девочка.
На завтрак Варя наколдовала овсянку и блинчиков, а ещё молока и чая. Война войной, а на голодный желудок соображается плохо.
— А кто-нибудь вообще сегодня Ехеха видел?
Девочка постучала по дубу, ответа не последовало.
— Спит без задней тени! — фыркнул облизывающийся Бабась и уселся на ступеньках, заняв всё крыльцо.
Такая псина здоровая стала! Варе показалось, что он ещё немножко подрос, уже без её магической помощи. Маленькой колдунье даже места не осталось, она села рядом на камень.
— Вдруг с ним что-нибудь случилось? — волновалась она.
— Может быть что-то ужасное? В лесу его не было, — встревожено подхватила фея.
— Ой, чего ему будет? — проворчал пёс и заботливо добавил: — Не сиди на холодном камне.
— Он не холодный, совсем наоборот… — возразила Варя. — Только откуда он тут взялся? — маленькая колдунья внимательно разглядывала камушек, на котором только что сидела.
— Красивый какой — фиолетовый! Изумительный! — восхитилась Леся.
— И кого-то мне напоминает, — пробубнил пёс.
— Ой! Да это же Ехех! — догадалась Варя.
— Ух-ты!
Колдунья зажмурилась, дотронулась до камня, на котором сразу прорезались глаза и рот. Камень запричитал голосом эхо:
— Ну наконец-то, догадалишь. А то, тоже мне, диван нашли, ушелишь. Штульев что ли не хватает? Давай, рашколдовывай дальше! Только шмотли аккулатно, я тебе не подопытная пшина.
Бабась показал язык:
— Этот образ тебе подходит! Мы тебя на полку поставим, пылинки сдувать будем.
Варя строго сверкнула на пса глазами, и он перестал хихикать. Раз! И Ехех уже в своем обычном виде и необычно ворчливом настроении уминает блинчики, шумно прихлебывая чай.
— Вот ужаш! Вот кошмал! Что я пележил! Чего нателпелся! А чего вы тепель ш ведьмой делать будете?
Ну что можно было ему ответить? Варя нервно расхаживала перед крыльцом. Лешик раскачивался на качелях, а Леся от переживаний уже всю лужайку перед домом цветами засадила.
— Остается только один выход! — Маленькая колдунья, наконец, решилась.
— Какой?
— Я отправлюсь в Тёмные горы и расскажу бабушке про замыслы Клифы. — Идея ей совсем не нравилась, но других не было. По-другому ведьму не остановить. — Они её накажут, и Дымчатый лес останется цел и невредим.
— Но ведьмы и тебя накажут?!
Варя потупила взор.
Лешик быстро замотал головой
— Мы придумает что-то другое. Ты не должна…
— Ничего мы не придумаем, — возразила колдунья. — И времени нет. Полнолуние уже сегодня!
— Может быть с ведьмами кто-то другой поговорит? Ну, всё расскажет? — неуверенно предложила Леся.
— И как ты туда попадешь? На своих хрупких крылышках? — Варя злилась на всех сразу и больше всего на себя. Непонятно как влезла в это, а теперь помочь ничем не может.
У феи на глаза навернулись слезы.
— Жаль, что шоленая штеночка не помогла! — сокрушался Ехех, играя с солонкой. — А как вше было шлавно!
Горка соли пересыпалась между туманными ладошками, красиво сверкая на солнце.
— Соль это не игрушка! — вдруг рассердилась фея. — Возмутительно! Просыплешь на землю, расти ничего не будет! Все разъест!
Вечно эту девчонку глупости интересуют. Подумаешь соль! Варя махнула рукой, желая разом собрать соль в солонку и отодвинуть от неё Ехеха. Раздался жуткий треск, от горки соли отскочили желтые искры, с перепуга эхо стало ещё прозрачней и шарахнулось в сторону.
— Что ты делаешь?! — завизжала Леся. — Ты специально хотела соль рассыпать? Отвратительно!
— Вырасти тут куст валерьянки, пожуй и успокойся! — крикнула колдунья.
Фея закрыла рот:
— Ничего не понимаю. Что это было?
— Я бы тоже ш удовольштвием ужнал!
— Я направила в ту сторону заклинание, но оно не сработало!
— Ух-ты! Наверное, в соль попала! Вон она как заискрилась! У меня до сих пор огоньки в глазах! Ещё раз попробуй! — посоветовал Лешик.
— Вот только не надо на мне экшпелементиловать! Я вам не подопытный клолик! Вон на шабаке поплобуйте, его не жалко!
От такой наглости у Бабася звук пропал. Он так и замер с открытой пастью.
— Обойдемся без жертв, — предложила Варя и жестом велела всем разойтись.
Сосредоточилась и щелкнула пальцами. От горки соли отскочили искры, больше никаких изменений не последовало. Ещё и ещё раз. От искр уже рябило в глазах, а соль, как лежала себе горкой, так и не шелохнулась. Маленькая колдунья задумчиво сложила руки на груди, почесала подбородок.
— Ой! А ты чего наколдовать хотела? — поинтересовался часто моргающий Лешик.
— Ах, какой ужас. Это совершенно возмутительно. Она хотела рассыпать соль по траве! — ужаснулась Леся.
Варя неопределенно пожала плечами:
— Хотела чашку передвинуть, вон ту, за горкой. Но чего-то у меня не получилось. Заклинания на соль не действуют.
— Ух-ты! Тогда почему стенка солёная разбилась?
— Потому что она была наколдованная? — предположил Ехех.
— Точно! — Варя всё поняла. — Соль нужна настоящая! Не наколдованная. Бабась! Тащи мешок с кухни!
— Ездить на мне ездили, теперь ещё и в грузчики определили, — проворчала псина, но за солью отправилась.
Потом колдунья пыталась колдовать — переместить мешок с солью, ― но летать, прыгать и вообще двигаться он отказывался. Пенёк за ним тоже не шелохнулся. И Леся не смогла вырастить сквозь соль ни единой травинки.
— Где же мы штолько шоли вожьмём? Ну, чтобы вшю штенку жашыпать?
— Это неслыханно! Даже если все жители леса принесут всю соль которая у них есть, этого всё равно не хватит! — вздохнула фея.
— Сейчас! — Лешик уже залазил на Бабася. — Сейчас! Подождите!
— Нахалы! — ворчал пёс. — Нашли скакуна! Совсем обнаглели!
Очень быстро мальчик вернулся к изумленным друзьям. Он принес большую книжку с картинками.
— Вот! — мальчик ткнул в страницу. На берегу синего моря лежали огромные комья соли. Белые и мерцающие, как драгоценные камни. — Нам надо к морю!
— Не-воз-мож-но! До моря далеко-далеко! — возразила Леся. — Даже на своем летающем чемодане Варя не успеет. Совсем-совсем.
— Да, холошо бы было — отклыл двелку ― и там.
Про расстояние Лешик как раз и не подумал. Самые красивые, по мнению Вари, глаза сделались печальными.
— Ладно, можно что-нибудь попробовать, — маленькая колдунья поставила книжку к дальнему пеньку. — Ой, что делаю что творю, — бубнила девочка, прикидывая, какое наказание она заслуживает такими фокусами.
Затем, отошла от книги на десять шагов… И ещё немножко… Раз! Книга стала расти, зашелестела огромными странницами. До самого дерева выросла. Два! Картинка ожила. По морю покатились волны, ветер надул паруса далекому кораблю, солнечные блики запрыгали по солёным глыбам. Три! В лицо пахнул морской воздух с солёными брызгами, волна выплеснулась на поляну. Из книги вылетела ширококрылая чайка, которая с перепугу чуть не врезалась в дерево. Как заблудившаяся курица потопталась на ветке, покрутила пером у виска и, крикнув Варе на прощанье всё, что она про неё думает, улетела обратно.
— Ух-ты! — только и смог произнести Лешик
— Оба-на! — это всё, на что хватило Ехеха.
— Ничего себе! Изумительно! — призналась Леся.
Бабась молча сидел с отвисшей челюстью.
— Ух-ты! Так можно куда угодно попасть? И ехать никуда не надо! Круто! Перешагнул страницу ― и на месте!
Лешик осторожно перелез в ожившую картинку. Попробовал ближайший камень на вкус.
— Ух-ты! Солёно!
— А это не будет считаться наколдованной солью? — засомневалась Леся.
— А мы проверим, — решила колдунья, сокрушаясь в душе, что не догадалась сделать этого раньше.
От камней, вытащенных из книжки, заклинания отскакивали отлично. В глазах рябило из-за искр, но появилась надежда на спасение.



ГЛАВА 15

― Вот глупая! — возмущался Глинс. — Неужели она рассчитывает перехитрить саму Клифу, настоящую ведьму!
Свернувшись комочком в коробке с волшебной книгой и высунув зелёный нос, дух подглядывал. Рыжая девчонка вместе с мальчишкой, феей и неугомонной собакой заваливали погреб солью. Мерзопакостник не очень понимал, зачем это им, но столь упорная активность настораживала и раздражала.
О, и фиолетовый тут! Недоразумение какое-то, а не дух!
— Шмотлите, што я вам плинёс! — Ехех спускал в подпол ведро на колесиках.
— Ну и зачем нам этот странный предмет? — удивилась Варя.
— Когда шоли доштаточно нашыпете, польёте вшё водичкой, для уклепления и жатвелдения.
— А колесики ведру зачем? — поинтересовалась колдунья.
— Ой! Это что б переносить, то есть перекатывать легче было! — пояснил Лешик. — Водяной придумал, наш изобретатель.
Девочка рассмеялась — очень забавная вещичка! Но совершенно бесполезная.
— Конешно, вам колдуньям не понять, как тяжело пеледвигать тяжести! — пробубнило эхо. — У вас — лаж-лаж! И вшё готово!
— Спасибо Ехехчик! — поблагодарила маленькая колдунья, ногой закатывая ведро в угол.
— О, ужас! Мы не успеваем, — переживала фея — Солнце совсем село! Скоро стемнеет и выглянет луна!
— Я и так позволяю себя эксплуатировать как ездовую, беговую и грузовую собаку одновременно! — ворчал Бабась.
— Не болтайте — толопитешь, — командовал Ехех.
Соляные кристаллы один за другим громоздились у стены. А сверху их ещё мелкой солью посыпали. Получалась плотная гора. Многие обитатели леса пришли на помощь: и зайцы, и белки, и ежи. Вытаскивали соль из книжки и приносили к погребу. Подойти ближе решились только Варя, Лешик и Леся. Все спешили, трудились не покладая рук, но до потолка ещё было сыпать и сыпать.
За стенкой послышался шорох, затем появился свет. Это ведьма пожаловала. Варя залезла на стремянку и, когда в щёлочке появился глаз, сделала громкое: «У!» Не смогла удержаться. Ведьма с той стороны такой подлянки не ожидала, с перепуга шарахнулась назад, обо что-то ударилась. Маленькая колдунья мстительно радовалась грохоту и ругани за стеной.
— А-а, это ты?! Паршивка рыжая! — рычала Клифа.
— И я рада тебя видеть! — весело приветствовала её Варя. — Я гляжу, ты по мне скучала.
— Старшие ведьмы по тебе скучают!! На главной площади уже костерок сложили!! Тебя только ожидают!!
— Куда ж я без тебя? Вместе пойдем! — издевалась девочка.
У Клифы от злости и возмущения даже слова кончились. Она только шипела и плевалась в ответ. Но отвлечь её надолго не получилось. Ведьма знала, зачем пришла, и отступать от своего плана не собиралась. Вскоре в подвале мерзко запахло. Леся сморщила хорошенький носик.
— Это она зелье варит, колдует! — пояснила Варя.
— Вонючее у неё какое-то колдовство! — фыркнул Лешик.
— Мы должны успеть раньше неё!
— Луна вжошла, — сообщил Ехех сверху.
— Ой-ой! — Леся очень нервничал, у неё дрожали руки, отчего соль рассыпалась в разные стороны. — Здесь соль по всему погребу! Отвратительно! А тут книжки! Они же испортятся! — Леся копалась в коробках, вынимала томики и складывала на ступеньках.
— Сейчас не до книжек! Если ты не заметила, у нас тут ведьма! — возмутилась маленькая колдунья. Всё-таки эта феечка не в своем уме. Тут такое, а она глупые книжки собирает.
— Потом будет поздно!
— Всё равно, не-а, не понимаю. Как такая большая ведьма пролезет через маленькую щёлочку? — поинтересовался Лешик.
Оставалось совсем немножечко, уже до треснувшего кирпича соли насыпали, и тут повалил тёмно-синий туман.
— Ну, вот как-то так, — пояснила Варя, ― как дым. Там она колдует над зельем и сюда переносится. Нам нельзя останавливаться!
Она щёлкнула пальцами и подула, в подвале поднялся сильный ветер. Но туман не шелохнулся: как будто приклеенный полз по полу и стенам.
— Дым не колышется от ветра? — ужаснулась Леся, поднимаясь ещё на одну ступеньку, чтобы клубы ни касались её туфелек. В руках она держала спасённые книжки. За самую нижнюю цеплялся Глинс. Фея тюкнула его волшебной палочкой и на зеленой физиономии прорезались розовые цветочки. Прихвостень ведьмы, заголосив, унёсся в неизвестном направлении.
— Это не обычный дым, это Клифа! — прошептала колдунья.
Туман стал принимать очертания фигуры. Вот уже вырисовались крючковатый нос, остроконечная шляпа… Тёмная мглистая мантия спадала с плеч и стелилась по всему полу, на месте глаз засияли зловещие красные огоньки…
— Вот страшилище-то! — ужаснулась фея.
— Ой! Чего делать будем?! — спросил Лешик.
Варя заглянула в комнату по ту сторону стены. Прямо перед ней ведьма крутилась волчком, дымилась, и становилась прозрачнее.
— Она ещё заклинание не завершила, не полностью здесь материализовалась! — закричала Варя. — Скорее стену достраивать надо. Вот ведь, зараза, прицепилась.
— Сложное, наверное, заклинание? Ага! — предположил мальчик. — И эти все штуки в котле нарушать нельзя.
— Ну конечно! — согласилась Варя.
Леся дрожала от страха, её белые туфельки уже утонули в мутном тумане, подниматься выше было некуда. Девочке мерещилось, будто в этом жутком дыме ползает что-то гадкое и отвратительное, которое вот-вот её схватит.
У Клифы появились узловатые загребущие руки. Устрашающе вращая глазами, она пускала молнии. Пока в потолок, но скоро ведьма наберет силу и им не поздоровится. Мимо пролетела молния. Другая попала прямо в лестницу на которой стояла фея, и та еле удержалась.
— Ну, как? Поджилки трясутся? — шипела ведьма.
И поджилки тряслись, и мурашки по спине бегали, но Варя храбро соврала:
— По-моему ты себе сильно льстишь, Клифа. Ростом ты вдвое меньше. Не переусердствуй. Головой о потолок ушибешься, последние мозги выбьешь.
Ведьма действительно становилась всё больше и больше, шипела и протягивала свои ручищи к девочке. Вот-вот это чудовище дотянется и скинет всех на пол, а тут ещё Лешик перестал укладывать соль, а наоборот что-то отковыривает в стене. От страха разум что ли помутился?
Леся пронзительно завизжала. Варя решила, что ведьма её схватила. А вот и нет, просто фея увидела в руках мальчика рогатку и вопила:
— Как тебе не стыдно! Я от тебя такого не ожидала!
— Вот дурдом! — не удержалась маленькая колдунья.
— У меня сил не хватает, — крикнул Лешик. — Ты можешь колдовством разбить треснутый кирпич.
— Ты с ума сошел? — возмутилась маленькая колдунья. — Ведьма и так уже почти восстановилась, а ты ей проход хочешь открыть?
— Нам это поможет! Точно!
— Ну и как? — сомневалась Варя.
— Некогда рассказывать, давай разбивай! Верь мне! — кричал мальчик.
Ведьма дотянулась до его лесенки и трясла её как грушу. Лешик болтался в воздухе, но ни в какую не отцеплялся. Девочка послала в ведьму какое-то заклятье, та и не дрогнула, но бросила мальчика и направилась к Варе.
— Ну же! — не унимался Лешик.
Мир сошел с ума, решила маленькая колдунья и разбила пресловутый кирпич в стене. В щели ведьма почти исчезла, а здесь у друзей выглядела вполне реальной. Она угрожающе нависла над Варей, протянула к ней корявую руку с волшебной палочкой. Маленькая колдунья приготовилась встретить свой последний миг… Но Клифа, вдруг издала нечеловеческий вопль! Её фигура пошла волнами, как-то запузырилась и стала пятиться назад.
— Это что-то новенькое! — удивилась Варя.
Лешик стрелял из рогатки в дырку всякой дребеденью, какая только нашлась в его карманах: шишками, пуговицей, шпулькой от ниток, речными камушками. Клифа крутилась на месте, истошно орала, из неё вылетали фонтаны дыма и хлопьями осыпались на пол.
— С ума сойти! Здорово! — маленькая колдунья чуть не запрыгала от радости.
Как только догадался? Вот, молодец!
Накидав в Котёл всякий мусор, Лешик нарушил рецепт зелья, изменил заклятие. И теперь, в котле варилось неизвестно что, поэтому и с ведьмой творилось непонятно что. Она слепо металась по подвалу, сшибая вещи, орала и осыпалась, как старая штукатурка. Уменьшившись, до своих естественных размеров Клифа беспомощно размахивала волшебной палочкой, но так и не смогла извлечь ни единого заклинания.
— Она потеряла магию! Больше не сможет колдовать! — догадалась Варя.
— Я и без магии порву вас на сотню маленьких кусочков! — зашипела Клифа и кинулась к фее.
И та швырнула в неё первым, что попало под руку, точнее под ногу — ведром на колесиках.
Ведьма наступила в него одной ногой, потеряла равновесие, покатилась по подвалу, сделав почетный круг, столкнулась со стенкой и… рухнула на пол. Не теряя времени Лешик связал её веревкой, а Варя заткнула рот яблоком, чтоб не шумела.
— А полезная оказалась вещь — ведро на колесиках! — призналась маленькая колдунья.
— Отличное оружие в борьбе с ведьмами! — подтвердила Леся.
Друзья доделали стенку. Когда последний комочек был уложен, по ней прошло сияние, и она превратилась в единую глыбу из соли.
— Волшебная! Ага! — ахнул Лешик.
— Хоть и построена руками, а не магией! — добавила Варя.
— У нас получилось! — фея хлопала в ладоши. — Мы справились, мы молодцы! Ух, как я испугалась! — Призналась Леся.
— Да, я тоже, — согласился с ней Лешик. — Такая ведьма ― огромная и страшенная.
— Ни за что не поверю, что ты испугался, — маленькая колдунья покачала головой. — Ты так смело сражался! И с рогаткой здорово придумал!
Мальчик смущенно покраснел:
— Ой! Да я даже не знаю, как это получилось. Ага.
— Да, кстати, объясни нам, пожалуйста, — начала Леся, — откуда у тебя рогатка?
— Ну, она не моя…
— Да уж, надеюсь! — всё больше и больше распалялась девочка. — Рогатка — это совершенно отвратительная вещь! Ты должен мне рассказать, где ты её взял. Кто её сделал? — с дисциплинарным огнем в глазах возмущалась фея.
— Не могу…
— Давайте уже отсюда выбираться! — предложила Варя.


ГЛАВА 16

Ночь ещё не закончилась. Пустую поляну по-прежнему освещала полная луна. Из книжной страницы доносился плеск волн и крики возмущенных чаек. Кусты и деревья скрывали трепещущих от страха жителей Дымчатого леса.
Плотно перевязанная и безропотная ведьма, пролетела по воздуху и плюхнулась на поляне. Сначала она очень даже брыкалась, но, протаскивая её через узкий вход погреба Варя не удержалась, и несколько раз тюкнула ведьму об потолок, якобы не рассчитав траекторию полета. Это быстро угомонило Клифу. Она кидала на маленькую колдунью злобные взгляды и яростно чавкала яблоком. Чтобы удовольствие стало полным, Варя не отказалась бы ведьму пнуть, но при Лешике было как-то неудобно.
— Это что ли та шамая ведьма? — Ехех облетел вокруг ведьмы и даже потыкал в неё пальцем. — На вид обычная тётка! А этот её зелёный где?
— Развеялся! Она его наколдовала, а теперь у неё магии больше нет — и его нет.
— А она безопасна? — Бабась тоже потыкал свёрток лапой.
— Вполне! — заверила Варя. — Колдовать она больше не будет. Всю магию растеряла.
— Надо придумать, что с ней делать, — заметила фея.
Она рассматривала спасённые книги. Странная всё-таки девочка: они едва избежали смерти, а её книжки интересуют.
— Можно в клетку пошадить и на плаждниках покажывать!
— Или повозку к ней привязать, пусть желающих перевозит. Она, наверное, сильная — вон какая здоровая! — предложил пёс.
Ну, понятно. Кому чего, а лысому расчёску.
Варя предпочла бы избавиться от Клифы, но как это сделать, пока ещё не придумала. Впрочем, мыслями своими поделиться она не успела, поскольку на поляну приземлилась женщина на метле. Она появилась так неожиданно и незаметно, что присутствующие не успели ни испугаться, ни закричать, и уж тем более убежать. Так и стояли с открытыми ртами. На те вам ― ещё не пришли в себя от одной ведьмы, а тут уже другая пожаловала.
— Как ты думаешь, чем отличается волшебная книга от обычной? — Леся теребила Варю за руку, так поглощённая своими книжками, будто прилет ведьмы её и не касался.
— Не знаю, — шептала та, с ужасом узнав в гостье бабушку.
— Здравствуй, Варя.
— Э-а-а. П-привет! — Очень хотелось сквозь землю провалиться. — Я р-рада тебя ви-видеть! И это, того, скучала.
Бочком-бочком маленькая колдунья двигалась к книге с морем. Если быстренько запрыгнуть и захлопнуть с той стороны, то может и получится сбежать. Только Рина не отрывала от внучки взгляда, чем напрочь отрезала дорогу к побегу. И ничего хорошего этот взгляд не обещал.
— Как ты могла?! Я чуть с ума не сошла! Навлечь на себя такую опасность! Ты знаешь, что тебя ищут?
— Догадываюсь, — буркнула маленькая колдунья. — И костёр, должно быть, уже развели!
— Это не повод для шуток! — Рина покачала головой. — Хорошо, что я нашла тебя первая. Теперь мы можем спрятать тебя как следует. Я лучи света увидела: ты совсем осторожность потеряла!
Варя ушам своим не верила. Бабушка собралась нарушить Законы ведьм, чтобы спасти её. Главная ведьма хотела подойти ближе, но споткнулась об связанную Клифу, и чуть сама не растянулась рядом.
— Клифа? А ты что тут делаешь?
Ответа не последовало. Пленница ещё не дожевала яблоко, и рот был занят.
Просто Варя любит яблоки, поэтому и наколдовываются они очень крупными.
— Ну, она тут Дымчатый лес захватить пыталась, ― начала объяснять маленькая колдунья. — Но у неё не сложилось.
— Да, мы её разоблачили и победили! — гордо сообщил осмелевший Лешик. — Больше она колдовать не сможет!
— Ваф! — подтвердил Бабась из-за спины хозяйки.
— О-о! — Главная ведьма недоверчиво взглянула на мальчика, потом на Клифу. — Захватить? Она? Совсем помешалась! Только теперь она свидетель. От неё надо избавиться! Ладно, это я возьму на себя. Сейчас, надо побыстрее отсюда убраться. Ведь кто-нибудь ещё мог видеть твои лучи.
— Нет! — твёрдо заявила Варя. — Если ты хочешь мне помочь, то ― улетай. Мне здесь хорошо, я хочу остаться.
— Невозможно…
Рина не успела договорить. На поляну приземлились ещё три ведьмы в окружении горящих факелов. Сразу стало светло, как днём. Двоих Варя знала — Лиза и Агата, старейшие ведьмы и бабушкины подруги. Третья предпочла не снимать капюшон и держалась в сторонке.
— Да, день не заладился! — проворчала маленькая колдунья.
— Мы пользуемся небывалым ушпехом! — бубнил Ехех.
— У нас в гостях сразу столько ведьм! Изумительно! — Леся с любопытством разглядывала только что прибывших.
— Тьфу! Помогите! Спасите! — заорала Клифа, наконец, прожевав яблоко. — Они похитили меня! Измывались! Лишили магии! Хотели уничтожить! Бабка с внучкой в сговоре!
Сразу два яблока заткнули ведьме рот. Рина ― тоже большая любительница свежих фруктов.
— Клифа! Как ты сюда попала?! — Третья ведьма подбежала к пленнице.
Это оказалась Нина. Толстушка ползала вокруг, пыталась развязать верёвки.
— Вы чего разлетались ни свет ни заря? — поинтересовалась Варя. Было уже даже не страшно. Да и терять нечего. — Ради меня что ли? Не стоило! Честное слово!
— Когда нам рассказали, мы не поверили! — сокрушалась Агата. — Решили сами всё проверить. Рина, как ты могла! Ты же главная ведьма!
— Сначала я все же бабушка! А только потом ведьма, — с достоинством произнесла Варварина II. — И учтите, я не позволю обидеть девочку!
— Она ведьма, и обязана подчиняться нашим законам! — строго заметила Лиза, разглядывая книжное окно к морю. — Быть того не может! Это как это? Это невозможно! Что она вообще творит?
— Да, ладно врать-то, — фыркнула Варя. — Уже все знают, что я в Котёл случайно плюхнулась, и ни какая я не ведьма. Когда прибить хотели, так голосили: «Варя не ведьма ни по рождению ни по сути!» — передразнила маленькая колдунья. — А теперь вдруг ведьмой стала, подчиняться должна. Вы бы определились уже что ли?
— Вот! — Агата ткнула в девочку крючковатым пальцем. — Она слишком много знает! И грубит!
Варя махнула рукой. Сопротивляться сразу всем — бесполезно.
— А для меня никто не догадался метлу прихватить? — безразлично поинтересовалась она. — А то боюсь, что своим чемоданом я вам весь вид испорчу.
— Ты полетишь с нами? — спросила Агата.
— А у меня есть выбор? — Варе не было страшно.
Главное друзья, весь Дымчатый лес ― в безопасности. А дальше будь что будет.
— Нет! — неожиданно сказала Леся. — Никуда она не полетит! Только если сама пожелает.
Ведьмы удивленно уставились на фею. Ну, не привыкли взрослые тёти, что им перечит маленькая девочка.
— Я хочу сказать, что раз Варя не ведьма, то ей не место в Тёмных горах.
— Вы не можете заставлять её делать то, что она не хочет, — добавил Лешик, который храбро и упрямо смотрел на женщин.
Мальчик взял Варю за руку. Леся тоже встала рядом. «Очень трогательно, — восхищалась маленькая колдунья, — но бесполезно».
— Вы тут совсем с ума посходили? — возмущалась Лиза. — Вы хоть понимаете, с кем имеете дело?
— Мы не хотим причинить вам зла, — устрашающе произнесла Агата. — Но Варя отправится с нами, и мы сами решим все наши дела!
Её голос, как раскаты грома, прогремел по поляне. Феечка вздрогнула, но посмотрела ведьме прямо в глаза и упрямо повторила:
— Она не ведьма, и останется с нами. — Девочка сложила руки на груди, прижав к телу красивый черный фолиант.
Ведьма изменилась в лице:
— Что это у тебя? Дай сюда, немедленно! — завопила она, протягивая к фее загребущие руки.
— Это Черная книга магии! — ахнула Лиза. — Книга первой чародейки! Где они её взяли?
Агата вцепилась в руку бабушки:
— Книга не должна попасть к Варе в руки, — зашипела она. — Девчонка и так творит чёрт знает что. Рина, ты же понимаешь, одного мгновения хватит… ей только стоит коснуться… сильнее и могущественнее неё никого не будет.
— Чего это они так переполошились? — шёпотом спросил Лешик.
— Понятия не имею, — Варя пожала плечами, протянула руку. — Дай-ка я погляжу, что это за книга?
— Стой! — заорала Агата и махнула волшебной палочкой.
Рина тоже махнула. В ту же секунду рядом с Варей взметнулся сноп искр.
— Ой! — отскочила девочка. — Вы чего?! А?!
— А-а-а! Убивают! — заголосил Бабась.
Палочка Агаты превратилась в ужа, и, зашипев на хозяйку, свернулась клубочком. На ведьм обрушилась куча белых мышей. Леся и Нина завизжали. Ведьмы еле успевали отмахиваться от живого и пищащего дождя. Из-под земли вырос куст роз размером с дерево. Грызуны брыкались, падали на землю и разбегались.
— Ой, это я нечаянно! — Варя почесала макушку. — А вот нечего меня пугать!
— Она ненормальная! — крикнула Агата и топнула ногой.
Рядом ударила молния.
— Тише! Все! Успокоились! — вмешалась бабуля. И, сверкнув глазами на Агату, добавила: — Нам надо посовещаться! Я пока ещё главная ведьма! — И так же зыркнув на внучку велела: — А ты стой на месте и не шевелись!
— Хо-ро-шо! — согласилась девочка.
— Нам тоже надо пошо… посо-ве-щаться! — важно проговорил Бабась, вильнув хвостом.
Ведьмы отошли в сторонку, кидая на друзей недобрые взгляды. Расслышать их шептание мешало бормотание Клифы и Нины:
— Я не могу развязать веревки, очень крепкие!
— Это у кого-то руки слабые, пузо большое и мозги куриные! Ещё ведьмой называется! — бесилась пленница, извиваясь как змея. — И зачем они тебя только взяли?!
— Так это я сообщила, что главная ведьма внучку самостоятельно ищет и спрятать хочет. Я думала, что их так накажут! Что ты так обрадуешься! Кто ж знал, что ты тоже тут? А ты чего тут делаешь? — Толстушка хлопала глазенками-пуговками.
Происходящее плохо укладывалось у неё в голове.
— У-а-а! — заскулила Клифа. — Ну и тупица же ты! Вот угораздило с подругой!
— Так я, я думала…
— Не думай, у тебя это плохо получается!

ГЛАВА 17

Совещание ведьм длилось бесконечно долго. Будто их было не трое, а целая толпа и ещё сто вопросов на повестке дня. Факелы давно погасли, и даже рассвет перестал красоваться розовыми лучами: всё равно никто не обращал на него внимание. Из-за кустов доносился храп и сопение. Жители Дымчатого леса не желали покидать наблюдательные посты, но и со сном бороться сил уже не было.
— Я устала, — Леся плюхнулась на розовый пенёк, вырастив ещё два таких же друзьям.
Черную книгу магии она держала подмышкой. Мальчик откровенно зевал. Бабась уже давно дрых, свернувшись калачиком, и завещав разбудить в случае чего.
— Есть хочу! — вздохнула маленькая колдунья, наколдовывая по пирожку. — Чего там в книжке?
— Не знаю, — фея пожала плечиками. — Тарабарщина какая-то. Я таких букв-то и не видела никогда. То-то за неё зеленый в погребе цеплялся.
Ведьмы всё махали руками, то и дело грозя друг другу. Как коршуны изредка поглядывали в сторону Вари: как бы та книжку не тронула. Палочка Агаты вернула свой первоначальный вид, но ещё не приобрела окончательную жесткость. Лиза вклинивалась между подругами, разнимала их и уговаривая.
— Никаких заклятий… — доносился голос бабушки.
— Нельзя верить … — орала Агата.
— Тише-тише… — шептала Лиза.
Наконец ведьмы до чего-то договорились, и, надувшиеся и взаимно-обиженные, пришли излагать свое мнение.
— Мы решили, что Варя недостойна принадлежать к роду ведьм. И если она пообещает не разглашать известные ей сведения и не использовать свои способности против Тёмных гор, то может оставаться здесь и вообще, делать что захочет. А раз она не ведьма, то и имущество волшебное принадлежать ей не может! Девочка, отдай книгу!
— Сначала вы пообещайте, что больше не будете нападать на наш лес, преследовать Варю и вообще нас беспокоить, — поджав губы потребовала Леся, пряча книгу за спину.
— Да как ты смеешь сомневаться…— взвилась Агата, но, встретившись взглядом с Риной, миролюбиво согласилась: — Обещаем! Мы даже не будем возражать, если Рина будет её навещать.
Леся кивнула и отдала книжку. Ведьма вцепилась в неё обеими руками, а потом быстро спрятала в широких складках плаща.
— И эту, свою, не забудьте! — Варя указала на Клифу.
— А зачем она нам? — Лиза пожала плечами. — Она больше не ведьма. Колдовать никогда уже не сможет.
Потом ведьмы все же решили забрать пострадавшую с собой. Залезли на метлы и улетели, волоча за собой перевязанную ведьму, предварительно заткнув ей рот ботинком, что б и не буянила и прожевать не смогла. Рина осталась попрощаться с внучкой.
— И как это они решились оставить меня в покое? — Варе до сих пор не верилось, что ей удалось так легко отделаться.
— С друзьями тебе повезло, ну, и с книжкой, конечно. Это великая Черная книга магии. Она ещё первой чародейке принадлежала. За неё любая ведьма что угодно отдаст. — Рина обняла внучку и тихо засмеялась. — А потом с тобой очень тяжело сладить. В котле ты не погибла. Засунешь тебя в костер, а ты ещё сильнее станешь или вообще окажешься бессмертной.
— Я не хотела бы пробовать, — заметила девочка. — А с тобой что будет?
— Ничего страшного, — заверила Рина. — Я ничего не нарушила. Никто в своем уме Клифу слушать не будет. А летать где хочу, я имею полное право. Уйду с поста главной ведьмы, устала я. Тыквы буду выращивать и кактусы. Тебя навещать иногда.
Она гладила внучку по голове. Девочка сонно жмурилась и зевала:
— А с Клифой?
— А чего уж теперь с ней делать? Она и так наказана. Памяти лишат, и в деревню какую-нибудь подкинут. Пусть себе живет в полном неведении.
Рина уложила внучку в кровать. Маленькая колдунья всё рассказывала и рассказывала. Как друзей нашла, как Бабася сотворила, как с Клифой воевали, про всё про всё. Язык уже заплетался.
— Ещё я по Феликсу скучаю!
— Вы обязательно увидитесь, — пообещала бабушка.
Варя заснула. Ей снились чудесные сны. Розовые, в цветочек.



ГЛАВА 18

Маленькая колдунья проснулась, когда в Дымчатом лесу уже наступил вечер. Сиреневые сумерки загадочно бродили между деревьев, будто ожидали чего-то радостного, волшебного и необычного. Впрочем, такое событие как раз здесь намечалось.
— Мы уж хотели тебя будить, — сообщил Бабась. — Ну ты и поспать!
— Ш тобой вешь плаждник плопуштишь! — проворчал Ехех. — И ещё чаю хочетшя!
Варя сладко потянулась. Хорошо! Чай организовала мигом, она и сама хотела есть.
— Там штолько угощения плиготовили!
— И развлечения всякие!
― Слушай, ты б книжку эту закрыла! Оттуда птицы вылетают! Дикие! Кричат. Может болеют чем? Страшно!
— Заболеешь тут, если все время вместо моря в лес залетать!
Девочка хлопнула в ладоши, книжка уменьшилась и плюхнулась перед ней на стол.
— Плавильно, — одобрило эхо, — плигодится ещё. Вон тут школько лисунков лазных.
— Иди уже, переодевайся! — Бабась от нетерпения вилял хвостом. — Праздновать пойдем!
Варя наколдовала себе чудесное красное платье с бантом и ленточкой, красные туфельки с вишенками и ещё белые носочки с помпончиками. Три расчески кружились вокруг головы и тщательно расчесывали рыжую копну волос, а ленточки завязали два задорных хвостика. Очень-очень симпатичная девочка получилась. Даже пауки на окошке заулыбались.
Ехех надел элегантную бабочку.
— И мне! Мне тоже надо бабочку! — заканючил Бабась.
Маленькая колдунья наградила его желтым бантом, заверив, что жёлтый, — очень мужской цвет.
Компания отправилась на Большую поляну.
Победу над ведьмой предполагалось отметить с большим размахом. На деревья развесили ленточки, гирлянды и воздушные шарики. Очень красиво получилось.
— Варя, мы так рады! Так счастливы!
Сияющие обитатели Дымчатого леса поздравляли девочку и друг друга.
— Видишь, как ты вшем нлавишься, — шепнул Ехех. — У тебя тепель много-много длужей!
— Варя! Ты такая красивая! — Восторженный Лешик и сам был необыкновенно хорош, в тщательно отглаженных брюках и в синей, под цвет глаз, рубашке.
Он повел девочку к самому центру стола. Каких угощений тут только не было: пироги с яблоками и ежевикой, пирожные с кремом, а толстый блестящий самовар наливал ароматный липовый чай всем желающим. Маленькой колдунье тоже захотелось сделать что-нибудь приятное для друзей. Она сотворила фонтан лимонада разных цветов и всяких вкусов. Желтый — лимонный, оранжевый — апельсиновый, красный — малиновый, зеленый — мятный.
— Ой, мне всё время кажется, что мы что-то забыли! — появилась взволнованная фея. — Вроде всё проверила! Но ни какой уверенности!
— Сядь и успокойся! — посоветовал Лешик.
— Наслаждайся праздником, — добавила Варя.
— Сейчас представление начнется! — ахнула та и опять убежала.
— Она всегда так, — пояснил мальчик. — Волнуется, нервничает!
На большом пеньке-сцене разыграли их сражение с целым отрядом ведьм. Очень смешно! У Вари почему-то была деревянная сабля, на Лесе защитный шлем в виде ведра, ну а у Лешика — рогатка! Когда побежденные ведьмы попадали, от себя колдунья добавила салют из мыльных пузырей, светлячков и бабочек.
— Ура! У-р-ра!
— Все равно чего-то не хватает! — сокрушалась фея.
— Вот неугомонная девчонка, — шепнула колдунья чавкающему Бабасю. Пёс кивнул, так как его рот был занят пирожными.
— Ведьма! — заголосили в толпе.
В небе появился огонёк.
— Быть не может!
Огонёк быстро приближался, но за пятном огня не было ничего видно. Приближался-приближался и ― плюхнулся в фонтан.
Когда огонь с шипением погас в лимонадных потоках, присутствующие отряхнули с нарядов разноцветные брызги, а Варя наколдовала десяток светлячков для улучшения видимости, на вершине фонтана обнаружился медный таз, а в нем большой, черный и мокрый… кот!
— Феликс! — девочка стиснула животное в объятьях. — Вот так сюрприз!
— М-мра! И как ты только с этим тазом справлялась!
— Феликс — кот? — У Бабася пирожное изо рта выпало. — Она сказала колдун, а тут …
Фея стояла ближе всех к фонтану, поэтому вымокла до нитки. Бантики и кружавчики склеились, с волос стекали лимонадные струи.
— Вот тепель вшё! — хихикнуло эхо. — Тепель ты не можешь шкажать, что чего-то не хватает!
Варя подсушила готовую расплакаться девочку. Грянула музыка! Танцы!
— Как же я рада!
— Хватит меня уже тискать! — ворчал кот. — У меня и так стресс!
— Как? Как же ты решился?
— Я всегда отличался необыкновенной храбростью и мужеством. — Феликс гордо вскинул голову. — А потом, твой неугомонный таз никому покоя не дает. По Тёмным горам летает, ведьм с ног сшибает, и никто с ним ничего сделать не может.
— Очень, очень лад пожнакомитьшя! — сообщил Ехех, притащив Феликсу целую вазу взбитых сливок с сахарной пудрой.
Не из любви к коту, ничего подобного — чтоб Бабасю досадить.
Феликс сначала умял угощение, потом продолжил:
— Я не ведьма, мне метла не полагается. А вот тазик вполне себе транспорт, — кот хитро прищурился. — На самом деле бабуля рассчитывает от него избавиться. Велела мне вернуться на чем-нибудь более воспитанном!
— Ладно! — пообещала колдунья. — Будет тебе воспитанный транспорт.
— Транспорт и лошадка! — потребовал возмущенный и обиженный Бабась. — Лошадка или пони для лесных нужд! Я личность, а не транспорт!
— Хо-ро-шо!
У Вари было такое замечательное настроение, что хотелось прыгать, хлопать в ладоши, всех обнимать и дарить подарки!
В эту ночь маленькая колдунья исполнила по одному желанию каждого жителя Дымчатого леса. Ой! Все оказались так счастливы и веселы, что назагадывали всякие мелочи: ещё больше пирожных, много мороженого, всегда ясную погоду и качели на Большой поляне. Лешик загадал, чтоб никто никогда не ссорился, а Леся ― большую книгу сказок. Только лягушка не растерялась, пожелала стать принцессой и после превращения незамедлительно отправилась на поиски принца.
Было так весело, что никто и не заметил, как наступил рассвет, розовый и чисто умытый. Лешик провожал маленькую колдунью домой. Сзади топали Бабась, Ехех и Феликс.
— Когда я ещё был в человеческом теле, — рассказывал кот, — то ко мне очереди выстраивались. Всем совет нужен, помощь. Устал! Устал, сил нет.
Спутники его слушали, раскрыв рты.
— Вот и решил обратиться котом. Передохнуть. Время есть. Колдуны живут вечно...
— Он правда ― колдун в кошачьем теле? — поинтересовался Лешик шёпотом.
— Ага! Такой же, как Бабась, только из валенка!
— Хорошая компания ― валенок и пенёк с ушами! — засмеялся мальчик.


Вот и сказке Приключения колдуньи Вари, или Пенёк с ушами конец, читай снова наш Ларец . Оценка: 10 0
Возможно вас заинтерисуют: сказки про Приключения, сказки про Дружбу, сказки про Волшебников

Отзывы

Читать также Украинские сказки: Бедняк и смерть
Бородка
Ведьмы на Лысой горе
Видимо и Невидимо
Волк, собака и кот
Читать также Белорусские сказки: Алёнка
Андрей всех мудрей
Бабка-шептуха
Былинка и воробей
Вдовий сын
понравилась сказка?
0 10 Вверх